Человек со шрамом, но без лица

Ноя 23 • Выставки, Жизнь в городе, Современное искусство • 2218 Просмотров • Комментариев нет

На открытии выставки ANONYMOUS ее куратор Марат Гельман рассказал, что произошло в искусстве с жанром портрета и почему современные художники предпочитают не называть имен.

В истории искусства всегда было два жупела. Один из них — это «портрет неизвестного», а второй – «картина неизвестного художника». И в том, и в другом случае это означало, что искусствоведы недоработали – не смогли выяснить, чей портрет, чья картина. Но в современном искусстве появился новый феномен — намеренная анонимность, когда мы не знаем, чье это произведение, но не потому что мы недоработали, а потому что художник не хочет быть известным и скрывает свое имя или лицо.

Причин тому несколько. Первая – это протест против художественного рынка, который построен на именах и продает не искусство, а конкретных художников. Первый известный нам случай бунта против такой системы – это Марсель Дюшан, который, уже будучи известным художником, продавал свои работы под вымышленными именами.

Вторая причина касается стрит-арта, когда художник реально боится попасть в тюрьму или заплатить штраф, когда он вынужден рисовать ночью, тайком. На выставке представлены наши пермские Sad Faces, которые заполнили собой город.

Третий случай анонимности – борьба с условностями. Вы все друг с другом знакомы и очень часто не скажете друг другу всей правду, опасаясь испортить отношения. Группа Guerrilla Girls вНью Йорке появилась именно так – очень известные художественные дамы, критики и художники, надели на себя маски горилл и начали говорить то, что думают.

Помимо анонимности творцов важным вопросом является и то, что произошло с лицом вообще, когда портрет потерял функцию документального. Что произошло с фигурой человека? Где-то мы видим обобщение до предела – до смайликов и фигур Люблинского. Где-то, напротив, через изображенное лицо начинает что-то транслироваться. Парадоксально, но, когда портрет перестал существовать как документ, весь мир начал заполняться портретами.

Выставку ANONYMOUS можно было бы сделать в три раза больше, населив портретами – не чьими-то, а портретами вообще. Лицо стало как холст или как знак или как символ чего-то. Здесь многие художники показывают, как индивидуальность исчезает, и человек превращается в толпу. Мы хотели отследить метаморфозу лица, его превращение в маску или образ.

ANONYMOUS – это экспериментальная выставка. Было бы у меня еще два месяца – и она была бы другой. Я впервые за двадцать лет практики работал с чем-то настолько динамичным. Обычно я всегда заранее вижу выставки, которые готовлю, знаю, какими они будут. Эта выставка росла в процессе работы над ней. Когда я увидел законченный вариант ANONYMOUS воочию, у меня было ощущение межгалактического аэропорта, кино с гуманоидами. Будто это такой искусственный мир, созданный параллельно нашему реальному.

 

Из выступления Марата Гельмана на открытии ANONYMOUS в PERMM

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: