«Чем больше газа – тем больше людей»

Июн 20 • Личный опыт • 1653 Просмотров • Комментариев нет

Эксклюзив с площади Таксим: как экологический протест в защиту парка перерос в отчаянную борьбу за демократию и гражданские права. 

Александр Иванов – левый активист и журналист, живет в Москве, активно участвует в политической жизни. В Турцию поехал из-за интереса: хотел увидеть, что представляет из себя протест в других странах и чем он отличается от российского варианта. Специально для «Рыбы» Александр написал о турецких событиях: с чего все началось и как развивалось в течение прошлой недели.

Пять погибших, почти десять тысяч пострадавших, сотни тяжело раненных. Цена турецкой демократии все еще не оплачена. Уже которую неделю премьер-министр Турции Эрдоган пытается расправиться с практически восставшим населением. Но власти так и не поняли, что теперь формула протеста проста – чем больше газа и резиновых пуль, тем больше людей на улицах и площадях.

Все началось в конце мая, когда группа экологов и политических активистов из объединения «Солидарность Таксим» и группы «Мюштереклер» развернули лагерь в защиту парка Гези на площади Таксим. Протест не отличался от аналогичных протестов в России. Люди всего лишь пытались сохранить имеющееся. Но власти хотели тотальных изменений – переустроить площадь, снести парк и Культурный Центр Ататюрка, а на их месте возвести торговый центр, мечеть и восстановить старинные артиллерийские казармы времен империи.

67320

Микроскопический протест подавляли слезоточивым газом и бульдозерами ТОМА с водяными пушками на крышах. Ни премьер-министр Эрдоган, ни партийные и государственные деятели от Партии Справедливости и Развития (ПСР) не предполагали, чем это обернется. Даже лучик разума, пробивавшийся сквозь темные тучи эрдогановской политики несколько дней назад с решением провести референдум, бесследно исчез, и все успели забыть о нем.

Площадь Таксим важна не просто как туристическое место, но и как символ. Причем и для левых, и для правых. Памятник на площади Таксим включает скульптуры маршалов Мустафы Кемаля Ататюрка, Мустафы Исмета Инёню и Февзи Чакмака, и турецкий народ – олицетворение идеалов, за которые выступают кемалисты (турецкие националисты – прим. ред.). Кроме того, в конце 70-х на этом месте была расстреляна Первомайская демонстрация, собравшая около 500 тысяч человек, в результате погибли 36 рабочих. Вплоть до 2010 года на площади были запрещены политические акции.

67319

Но протест назревал давно. Например, Первомайскую демонстрацию в этом году власти запретили и разогнали. Все последние годы проводится политика исламизации, женщин пытаются обязать родить минимум трех детей и запрещают аборты. В стране введен запрет на продажу алкоголя после десяти часов вечера. Пришедший к власти одиннадцать лет назад оппозиционер Эрдоган стал олицетворением фашизма, один из самых частых лозунгов текущей волны протестных акций – «Плечом к плечу против фашизма». Разгон лагеря в конце мая, погрузивший страну в непрекращающийся протест, стал лишь началом. Смысл требований изменился, выйдя за рамки экологических проблем, и поставил серьезный вопрос о политических преобразованиях. Именно поэтому разгонять протест стали с особой жестокостью.

67318

Бои на улицах Анкары, Измира и еще нескольких городов не утихали, а в Стамбуле продолжались стычки полиции с противниками режима лишь в нескольких районах. Практически две недели с телеэкранов правительство и Эрдоган обвиняли во всем маргиналов, внешние силы и даже невидимую руку банкиров из Израиля. Из страны были выдворены несколько студентов, задержанные во время разгона демонстраций в Анкаре. А одним из самых популярных слов стало «чапулджу», что примерно переводится как «мародеры». Это только сплотило людей. «Мы все чапулджу», – говорят постоянно турки.

От слов к делу перешли во вторник. Рано утром на площади показалась полиция. В общем-то об этом предупредили еще накануне, но никто не поверил в серьезность намерений. Разве что кемалисты решили покинуть лагерь. Несколько ТОМА поливали протестующих водой, разбирали баррикады на занятых полицией частях площади, а полицейские небольшими группами обстреливала шумовыми и газовыми гранатам толпу.

67317

До вечера никого разгонять не хотели, это стало ясно лишь на следующий день, когда можно было обдумать произошедшее. Все было просто – нужна была телевизионная картинка. Через пару часов появились провокаторы, и в ТОМА полетел старый-добрый «коктейль». Это, естественно, вызвало негативную реакцию власти, и выступавший в парламенте Эрдоган прировнял всех к террористам, потребовав немедленного разгона.

На несколько часов полиция переместилась с площади в переулки. Завязавшиеся бои привели к тому, что улицы были разнесены к чертовой матери, а следовавшие за полицией государственные телекамеры запечатлели это – сюжет для вечерних новостей готов, мнением граждан можно спокойно манипулировать: люди в масках есть, баррикады есть, машины горят и даже «коктейли» пошли в дело. Вечером были предприняты попытки настоящего разгона и пара атак на лагерь, но удалось сломить напор полиции. Лагерь остался в покое еще на несколько дней.

67315

Дни прошли в страшном напряжении. Нескончаемый митинг в самом сердце парка – там установлена сцена, постоянное ожидание нового нападения полиции. Акции протеста снова набрали мощь, в Анкаре и Измире начался невообразимый ад из огня, слезоточивого газа и шумовых и световых гранат. Всего турки сообщают о примерно 60 городах, где идут столкновения.

В среду и четверг состоялись долгие переговоры между «Солидарность Таким», правительством и Эрдоганом. Итогом их стало решение о проведении референдума по вопросу парка. На мгновение всем показалось, что вот оно: наконец-то всех оставят в покое и парк с демонстрантами трогать не станут. Но были правы те, кто говорил мне: «Эрдоган стал диктатором, он не хочет ни с кем советоваться и пойдет до конца. Он был популярен, но теперь держится за последнее, что осталось, и это причина жертв». И действительно, премьер заявил о том, что сам никуда не уйдет.

После вторника еще можно было многое исправить и отсрочить решение назревших политических проблем «на потом», тем более заняв всех вопросами референдума. Субботний вечер разбил все надежды на какой-либо адекватный способ выхода из сложившейся ситуации. Происходящее с субботы на воскресение уже окрестили «черной ночью».

67314

Сотни пропавших без вести, неисчислимое число задержанных, избитые журналисты, атакованные полевые госпитали, аресты врачей и начало использования армии в подавлении гражданского протеста. Вот ответ демократической власти на сопротивление общества.

«Молодые люди, вы пробыли там достаточно долго, вас услышали. Зачем вы продолжаете сидеть там?» – сказал Эрдоган в телевизионном обращении в субботу. Между тем требования протестующих очень просты:

отказаться от всех планов преобразования площади Таксим и парка Гези;
отпустить всех задержанных;
прекратить использование слезоточивого газа;
привлечь к ответственности всех, чьи действия привели к появлению жертв.

Кроме того, был и ряд политических требований, которые Эрдоган явно не услышал:

свобода слова и собраний (возможность проводить политические и любые другие акции в любых местах, а не специально отведенных властями);
прекращение политики исламизации страны;
отставка премьер-министра Тайипа Эрдогана.

Как говорят турки, «это уже не просто вопрос парка, это вопрос демократии и свободы».

Демократию в действии мы все могли наблюдать в «черную ночь» с субботы на воскресенье. Стамбул, Анкара, Адана и Измир стали точками самого активного сопротивления. Такое чувство, что города оказались в осадном положении.

67313

Тактика полиции проста – обильное обстреливание газовыми гранатами, стремительное наступление и массовые задержания. До последних событий протестующим удавалось отбивать у полиции уличные пространства, но сейчас жестокость перешла все возможные границы. Грешить на демонстрантов в этом случае не стоит – их задача не драки и не провокация, а мирный протест, осуществить который им не дают. Полицейские не идут на прямой контакт, предпочитая врываться на площади, в гостиницы и кафе, закидывать все газом и отправлять всех подряд в автозаки.

Вечер был тревожным, его наполняли оживление полиции и злое чувство ожидания. Выстроившись перед входом в парк, полицейские начали обстреливать людей газом и, используя водометы, сбивать с ног. Кстати, даже мэр Стамбула Мутлу подтвердил, в воду подмешивают химические вещества, которые вызывают жжение на коже, а иногда даже серьезные ожоги. Бои длились недолго, постепенно людей выдавили из парка и сразу же нагнали туда технику для уборки. Площадь полностью оцепили, не пропускали никого, кроме турецкой аккредитованной прессы.

67311

Известие о разгоне лагеря в парке Гези моментально пронеслось не только по всему городу, но и по всей стране. Ощущение того, что вышли на улицу вышло все население, не покидает до сих пор. Люди высовывались в окна и стучали в кастрюли. В районах Стамбула начались столкновения с полицией, а из азиатской части города протестующие вновь попробовали пройти к Таксим. Там же их встретила полиция и долго травила слезоточивым газом из своих оружий и с вертолетов. Контроль над площадью Таксим и окрестностями смогли установить лишь к утру.

Самым страшным стала атака на гостиницу «Divan Hotel». Там был расположен основной полевой госпиталь для тяжело раненных. Первичный госпиталь был расположен в центре парка Гези. Люди, взявшись за руки, создавали живой коридор, по которому можно было быстро транспортировать раненых и отравившихся газом. Полиция несколько раз пыталась атаковать, но ничего не выходило, люди встали живым щитом и никуда не уходили. По мере освобождения площади и перехода боев в переулки у полиции появилось численное и техническое преимущество. Выкатив несколько ТОМА и начав обстреливать отель слезоточивым газом, полицейские начали штурм. В это время в холе находилось множество серьезно пострадавших. Задерживать начали всех, в том числе и медиков-волонтеров. По словам Эрдогана, теперь все, кто попадает на Таксим – террористы. Бои возле Таксима не затихали и в ночь с воскресения на понедельник.

67321

Два крупнейших профсоюза Турции Конфедерация профсоюзов госслужащих (KESK) и Конфедерация профсоюзов рабочих-революционеров (DISK), а так же объединение медицинских работников объявили всеобщую забастовку в связи с жесткими действиями полиции и разгоном лагеря в парке Гези.

В четверг Эрдоган заявил: «Нашему терпению пришел конец». Постоянно слышны заявления о том, что его избиратель, его народ, против маргиналов, а все, кто выходит, на улицы – террористы, антихристы, мародеры и идут против народа. Это осознанная попытка стравливать людей друг с другом. В это же время полиция пичкает протестующих резиновыми пулями и слезоточивым газом, поливает водой с химикатами, сметает все на своем пути и нападает на полевые госпитали. Турция уже не похожа на страну, где случились локальные столкновения с полицией, все это напоминает позиционную войну в городах. Что будет дальше? Очевидно, что раскол произошел, и власти перешли точку невозврата: их действия вызывают крайнее отвращение у большинства населения. Третья неделя протеста все сильнее вбивает в фундамент турецкого общества формулу – чем больше газа, тем больше людей.

Текст – Александр Иванов 

Фото – из фоторепортажа Александра Иванова для портала «Грани.ру»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: