Что мы знаем про СПИД

Дек 2 • Личный опыт • 1482 Просмотров • Комментариев нет

1-ого декабря в мире отметили День борьбы со СПИДом. С 1988-ого он служит напоминанием о необходимости остановить распространение эпидемии ВИЧ/СПИД. В Москве первый день зимы запомнился не столько тематическими мероприятиями, сколько маршем зоозащитников против меховых изделий, в Киеве — миллионным Майданом и штурмом Администрации президента. Но все это не отвлекло нашу киевскую коллегу от раздумий на тему того, что мы знаем о ВИЧ/СПИД.

Примерно часа полтора у меня ушло на то, чтобы понять, что надпись на медицинской карточке «ВИЧ-инфекция» — это не мой новый диагноз, а просто так написали, халатность медсестры. «Понимаете, — объяснял мне припертый к стенке лечащий врач, которого наконец-то удалось поймать в череде операций, — в старых бланках была такая графа, там отмечали, если что-то находили, а сейчас нет, забыли о такой графе, когда бланки печатали. И вот медсестры от руки пишут, маркером обводят. А диагноз мы только с ваших слов можем записать, без вашего согласия никто анализ крови права делать не имеет. Ну что вы так разволновались, девушка!»

Полтора часа, прожитые без этой ценной информации, были очень увлекательными. Пожалуй, незабываемыми. Я уговаривала себя не паниковать и при этом все равно отчаянно паниковала, теряла выписки и направления, голос, сознание — все по очереди.

Я восемь лет занимаюсь новостями со всех концов света. Журналисты регулярно освещают тему ВИЧ/СПИД. И, несмотря на это, я поймала себя на том, что даже не могу уверенно сказать, лечатся ли эти заболевания. Я точно слышала, что люди с ВИЧ, используя антиретровирусную терапию, могут прожить долгую и качественную жизнь и даже родить здоровых детей, я видела сотни духоподъемных интервью и зрелищных тематических акций. Белые шарики, красные ленточки, свечи. Но я понятия не имею, сколько стоит терапия и оплачивает ли ее государство, хотя бы частично, не знаю, какие законы существуют относительно трудоустройства ВИЧ-инфицированных. И вот в эти полтора часа неопределенности я понимала, что что-то идет конкретно не так в этой глобальной кампании, на которую щедрые благотворители тратят тонны долларов.

Этими диагнозами нас в равной степени запугивают и сводят их к поводу раздать бесплатные презервативы на улицах и напомнить о толерантности. Но ни то, ни другое не дает информации для ответа на самый важный вопрос: как с этим жить?

В этот раз пронесло. С другой стороны, теперь я знаю, как это. Когда словно попадаешь в попсовую мелодраму: жалко себя, жалко близких. И никто не виноват. И совершенно непонятно, что и как дальше — то ли каминг-аут и, как результат, отчуждение окружающих. То ли добровольное отчуждение. И тоже одиночество. Мне кажется, я теперь понимаю, что при таких диагнозах смертоноснее любого вируса.

Эта мелодрама получилась очень короткой и с хэппи-эндом. Кто-то сверху потыкал меня носом для порядку и решил, что на этот раз хватит. На самом деле, я вообще считаю ВИЧ и СПИД выдумкой фармацевтов. Точнее сказать, считала вот до недавнего времени.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: