Доктор Хаус советует

Фев 1 • Жизнь в городе, Интервью • 3055 Просмотров • Комментариев нет

Профессии бывают важные и не важные. Неважные – это про нас, товарищи журналисты, официанты, дизайнеры, фрилансеры и менеджеры среднего звена. «Рыба» подготовила серию интервью со студентами и молодыми врачами – про то, как они пришли в медицину, почему байки про врачебный цинизм – чистая правда и как справляться с постоянным стрессом.

Некоторые мои ровесники вместо того, чтобы выучиться на филфаке или экономе, отправились в свое время в медакадемию. Говорят, чтобы помогать людям.

«Плохого в медицине случается много. Это работа такая»

Руслан Шакиров, 22 года (медбрат в отделении реанимации городской клинической больницы №4)

Я учился в физикоматематической школе, и когда я озвучил свое решение поступать в мед… Все шли кто куда. Кто в МГУ, кто на физтех, кто на экономический, а я всех удивил. Как это началось? У нас был хороший учитель биологии. Я с 9-го класса начал плотно этим заниматься, и мне все это нравилось. Одной из моих любимых тем была анатомия. И как-то так получилось, что уже в начале 11-го класса я был твердо уверен, что пойду в медицинский.

Вообще, помню, что еще в детстве хотел стать врачом. Покупал себе всякие вещи типа игрушечного фонендоскопа. Может, оттуда все пошло. В семье врачей нет.

Я начал работать в конце первого курса, и через год у меня пошла волна какого-то расстройства от нашей российской медицины. Там очень много минусов, причем, в основном, организационных. И тогда в какие-то моменты мне не хотелось больше работать. Но еще через год это прошло. Щас опять все загорелось.

После того, как я стал работать, многое изменилось. Я сначала был очень прилежным студентом, а потом уже от усталости и какого-то разочарования пошли сбои – с подготовкой, с пропусками занятий. Но что хорошо в меде – любой пропуск нужно отработать. С рефератом, справкой об отработке из деканата и устным собеседованием. Так что, даже если хочешь что-то пропустить, тебе это не удастся. Так что я стал опытным отработчиком. Сейчас я работаю медбратом, начинал санитаром.

Я рассчитываю уехать в Екатеринбург, там очень хорошая и мощная кафедра физиологии, одна из лучших в России. Обучение соответственно платное.

6 лет мы проходим общие предметы, все дисциплины, кроме самых редких – сексопатология, андрология. То есть хотя бы вкратце мы знаем все разделы медицины – терапия, хирургия, акушерство, гинекология и так далее. После этого идет интернатура, в итоге ты имеешь сертификат врача общего профиля. После интернатуры два года ординатуры – там ты получаешь конкретную специализацию – становишься, например, кардиологом, гастроэнтерологом, пульмонологом. И вот ты уже настоящий врач. Только у анестезиологов по-другому – там интернатуры нет, сразу ординатура. Первый год анестезиология, второй – реанимация.

Процентов 40 студентов работают. На шестом курсе, конечно, еще больше. Кто-то, правда, в других сферах – официантами и все такое. В медицине много не заработаешь. У кого финансы не поджимают, кто может жить у родителей или имеет дополнительные источники дохода, те работают в больницах для опыта. Но делить медицину с какой-то еще профессией очень тяжело.

После окончания учебы в медицину идут многие, но далеко не все. Многие уходят из медакадемии курсу к третьему. После третьего обычно уже доучиваются – кто-то с горем пополам, кто-то хорошо все сдает, есть даже отличники, которые получают диплом, но в дальнейшем не работают. Много проблем бывает с постдипломным образованием – интернатура, ординатура, потому что бюджетных мест на некоторые дисциплины бывает одно-два, так что многие не попадают бесплатно, а платить за учебу 90-100 тысяч в год не каждый может себе позволить.

Учиться первые три года достаточно напряжно. Есть предметы, по которым надо просто заучивать огромные объемы – анатомия, фармакология, гистология. Очень многие вылетают на фармакологии, потому что просто не могут сдать. После третьего курса учиться проще и просто интереснее – начинаются клинические дисциплины. Ты понимаешь, что к чему, работаешь с пациентами. Вылететь после третьего курса куда сложнее. Имея какой-то клинический опыт и практику, можно уже не зубрить – за счет этого многие выезжают.

Профессиональные сдвиги в голове у всех есть. Говорят, врачи циники. Это действительно так. Не стоит путать циничность и жестокость, это разные вещи. Циничность – это защитная реакция, особое отношение ко всему, что происходит вокруг. В чем это выражается? Ты как можно быстрее пытаешься забыть все, что видел, если случилось что-то плохое. А плохого в медицине случается много. Это работа такая. Я думаю, у пожарных то же самое, у милиционеров. Как реакция начинается черный юмор, какие-то шутки. Но это все просто защита, потому что выдержать в таком темпе невозможно.

Это как первое правило психологов, психотерапевтов и психиатров: никогда не вникай в суть проблемы пациента, не зацикливайся на том, что он тебе говорит. Иначе ты долго не протянешь – у тебя начнутся такие же проблемы. То есть ты слушаешь то, что тебе говорят, но воспринимаешь это сугубо как информацию. И потом, опираясь на свои знания, прописываешь лечение.

В медицине есть люди, которые глубоко сопереживают своим пациентам. На них жалко смотреть.

Они очень тяжело переносят вся неудачи и сложности в работе. Это очень сильные люди, хорошие врачи, которые в медицине по 20 лет. Но по ним заметно – они даже внешне выглядят уставшими, убитыми, более постаревшими что ли.

Многие находят выход в сигаретах. В профессиях, касающихся медицины критических состояний – реанимация, мчсники – очень много курящих людей. Сигареты достаточно сильно расслабляют.

Многие пытаются куда-то уехать, чтоб работать в более приемлемых условиях. Кому-то это даже удается. Другое дело, что российский диплом мало кто признает. В Финляндии признают, в остальной Европе надо переучиваться. Америка не признает вообще никакие иностранные дипломы, там все нужно начинать с нуля. Кто-то так и делают. Но в целом скажу, что хоть все наших врачей и ругают, российские специалисты достаточно неплохо подготовлены. Везде, конечно, есть свои минусы и недоработки, но, если сравнивать уровень европейский и наш, то все не так плохо. Плохо именно с оборудованием, с лекарствами. Многие пишут, что вот – действующее вещество одно, а цены в десять раз выше. Конечно, везде есть своя правда, но зарубежные лекарства, как правило, работают в более низкой дозировке, дают меньше побочных эффектов. Так что иногда действительно стоит пользоваться более дорогими препаратами. Хотя не все себе могут это позволить, далеко не все.

В СССР была очень хорошая система здравоохранения, которую переняли некоторые европейские страны и блестяще ею пользуются до сих пор. А у нас все было развалено в период перестройки. Была очень хорошая организация, не было такого количества откатов, никто не тянул на себя одеяло – за этим строго следили. И, естественно, первым звеном в медицине должна быть профилактика, то есть первичная медицинская помощь, которая была блестяще развита в СССР, а сейчас пришла в полный упадок. Ну, все бывали в поликлинике, видели, как там. Врач не успевает заниматься профилактической работой совершенно никак. При всем желании у него есть 15 минут на пациента, а ему нужно осмотреть, поставить диагноз, выписать лечение, и дальше.

Так что профилактикой у нас в России мало кто занимается, а это основное звено. Если есть профилактика, то нагрузка на более серьезные дисциплины, такие, как вторичная помощь в стационаре, уже ниже.У нас до больницы доходят, когда все уже совсем плохо.

Возможно, это еще и менталитет: когда люди по трое-четверо суток сидят дома с болями, а потом ложатся в больницу уже в таком крайнем состоянии… хотя, это можно понять. Кто-то надеется на авось, кто-то действительно не доверяет медицине и не хочет стоять в очередях.

Но в целом все эти проблемы, конечно, идут от организации. Надо сначала ее отладить, а потом уже предъявлять соответствующие требования с должной зарплатой и должным уровнем нагрузки.

В год, когда я поступал, было какое-то затишье, и конкурс в мед был небольшой, 3-4 человека на место. Сейчас, видимо в результате того, что какие-то подвижки пошли, частично стали зарплату повышать – конкурс стал выше, 7-8 человек на место. Конкурс – это прямой итог того, что сейчас творится в медицине и какие условия создаются для медработников. Условия станут лучше – больше народа пойдет работать, конкуренция будет больше, требования – выше. Человек будет знать, что на его место могут прийти десять других врачей, и будет за него биться. Тогда в медицине не будет проходных людей.

«В моей профессии должна быть некая грань, которой ты себя отделяешь от происходящего»

Наталья, 28 лет (анестезиолог-реаниматолог городской клинической больницы №4)

Когда я поняла, что хочу стать врачом? Наверное, с детства. Я крутилась в кругу врачей, так что передо мной даже не стояло особого выбора. Мама, папа, бабушка – все врачи. Естественно, медицинский.

Конечно, мое представление о профессии несколько изменилось, когда я стала сама этим заниматься. Я начинала с самой низкой стези – пошла работать на втором курсе, была санитаркой. Поэтому мое впечатление, сложившееся со слов папы, который рассказывал мне, какая у нас медицина, как все должно быть классно, немного пошатнулось, когда я столкнулась с реальностью. Я думала, что будет лучше. Ожидала чего-то большего. До того, как я пошла работать, мне все виделось слегка в розовых очках. Если говорить честно, наша медицина находится на достаточно печальном уровне. По крайней мере, в Перми многие вещи вообще в зачаточной стадии – в плане организации, оснащения.

Когда я начала работать сама, я поняла, что это очень тяжелый не только физически, но и эмоционально труд, потому что ты практически живешь на работе. Твоя жизнь – это работа. Те люди, которые действительно находятся в медицине, больший процент своего времени проводят в больницах, занимаясь пациентами. Тут нет такого, что ты отработал с 9 до 18 и идешь домой, оставляя все дела на работе. Мне кажется, это специфика профессии вообще или, возможно, моей специальности.Каждый раз, уходя домой, я продолжаю думать о своих пациентах, потому что завтра я приду, а они будут все так же лежать.

Я до сих пор живу с осознанием, что мы могли бы делать что-то большее, могли бы действительно ставить пациентов на ноги, но на данный момент и с текущим уровнем развития медицины в городе мы вынуждены работать с тем, что есть. Когда я начинала работать, для меня это было огромным разочарованием, и сейчас это ощущение остается: мы можем делать больше, но по не зависящим от нас причинам не делаем.

Сейчас я отношусь ко всему немного проще, потому что постоянно биться с этим очень тяжело. Я даже пыталась уехать в другой город, думала, что, может, проблема во мне, может, это я делаю что-то не так. Вернулась обратно. Я поняла, что нужно просто очень постепенно идти к своей цели. Тогда у нас получится что-то изменить.

У меня много увлечений. Я знаю, что если у меня случился какой-то стресс на работе, я пойду покатаюсь на лыжах, летом схожу в поход. Без хобби жить нельзя – нужна эмоциональная разгрузка.

Ни разу не возникало мысли уйти из медицины. Тут – по крайней мере, в моей профессии – должна быть некая грань, которой ты себя отделяешь от происходящего. У нас бывает очень много смертей. Если воспринимать все слишком близко к сердцу, можно уйти в полную депрессию, потерять желание ходить на работу и делать что бы то ни было. В моей жизни с течением времени появился фактор некоей циничности.

Грубо говоря, можно болеть только за тех пациентов, для которых ты еще можешь что-то сделать.

А когда понимаешь, что какая-то точка невозврата у человека прошла, и ты, как врач, не можешь сделать уже вообще ничего – остается только облегчить страдания и идти работать дальше.

У меня очень мало друзей не-врачей. Каждая профессия накладывает отпечаток на человека. У нас, например, есть знакомый врач-психиатр, который почти бессознательно ставит диагнозы всем подряд людям, с которыми он общается. У меня пунктиком стало слегка специфическое отношение к смерти. Мы действительно работаем между жизнью и чем-то неземным. К профессии реаниматолога надо относиться немножко философски. Допустим, если в 11 классе смерть вызывала у меня панический страх, то сейчас я понимаю, что если пациент умирает, значит кому-то где-то это нужно. Потому что иногда бывают ситуации, когда из двух одинаковых пациентов в похожем состоянии, для которых ты делал все возможное, один умирает, а другой выживает. Начинают, конечно, возникать вопросы – почему? Ты же вроде бы сделал для обоих все, что было необходимо. Но почему-то тебе не дали его спасти. Или, может быть, это ему не дали.

В медицине сейчас много молодежи. Во всяком случае, все мои друзья-врачи достаточно молоды. Конечно, это тяжело, особенно в финансовом плане, но люди не уходят. Многие предпочитают работать, даже если приходится преодолевать какие-то трудности. Перспектива за молодыми. Из старых врачей очень мало кто готов следовать новым тенденциям, использовать современные технологии. Они отучились 20-25 лет назад и уверены, что лечить нужно так, а не иначе.

Уйти всегда легко. Я пыталась уйти работать медпредставителем, то есть, ну, офисным работником. Я проработала две недели. Все. Я просто сбежала. Потому что человек, который пришел в медицину и которому это нравится, должен там работать. Вот и все. И тогда все получится.

Частый фактор ухода – деньги. Наша медицина очень скромна с точки зрения зарплат. С другой стороны, когда-то с этим было совсем туго, сейчас получше. Очень многие люди, не только в нашей профессии, а вообще, хотят все и сразу. Но для того, чтобы получить что-то, нужно поработать над собой и своим развитием. Но, на самом деле, я не ставлю себе такую цель, что, если я буду долго и упорно работать, я заработаю много денег. Я не для этого живу. Мне просто хочется что-то поменять в своей сфере.

«Какая разница, как и где помогать людям?»

Дамир, 21 год (санитар городской клинической больницы №4)

Еще когда учился в школе, мне нравились естественные науки, мозги в этом направлении работали. Когда в 9 классе решил экзамены сдавать, выбрал для себя химию и биологию. Потом решил, что пойду в медакадемию. Старший брат тоже там учился и служил примером. Это поспособствовало.

В школе какие могут быть взгляды на медицину? Естественно, были стереотипы: халат белый, все дела, по коридору шагаешь в полутьме, помогаешь людям, адреналин. Думал, что буду хирургом. Сейчас вот на самом деле даже не предполагаю, кем могу стать. Понял, что это не имеет особого значения: какая разница, как и где помогать людям, в какой-то острой, критической ситуации или в порядке планового лечения? Стоя за столом в операционной или же сидя в поликлиническом кабинете.

Брат — стоматолог, а я учусь на лечебном факультете, то есть специфика разная. У стоматологов более коммерческие взгляды, они стремятся получать деньги — они их и получают, потому что эта сфера очень развита, сами видите, море частных кабинетов.

Я пошел работать полтора года назад, после прохождения практики на 2 курсе. Мне понравилось отделение, да и сама больница неплохая, отличный, доброжелательный коллектив. Ну и хотелось какой-то причастности к медицине. И там подвернулась возможность — не хватало санитаров. Пока можно устроиться только санитаром, потому что нет никакой квалификации.

Приходится много учиться — просто не имеешь права знать меньше, чем нужно.

Если не справляешься — уходишь в академический отпуск. В академии к этому относятся очень лояльно — если есть проблемы с учебой, всячески помогают, пытаются настроить человека на нужный лад. Многие уходят в академ, восстанавливаются, потом дальше нормально учатся. Но если даже так не получается, человек, видимо, сам не хочет.

Когда начал работать, никаких особых откровений не было. Просто открылись новые двери. На третьем курсе, как правило, только начинают изучать клинические дисциплины, а до этого идут базисные, поэтому на момент выхода на работу я в принципе о медицине ничего не знал. Никакого особого диссонанса между теорией, которую нам давали, и практикой, с которой я столкнулся в больнице, тоже не было. У нас преподаватели многие сами врачи, некоторые параллельно практикующие.

Учеба учебой, там не увидишь многих вещей. В больнице я впервые столкнулся со смертью человека. Это было очень тяжело видеть сначала, потом уже проще к этому относишься, начинаешь осознавать, что люди не вечны, они болеют, ну и случается такое. Мужчина был в тяжелом состоянии, не следовал указаниям врача. Я по своим обязанностям повез его в туалет, оставил там ненадолго, а когда вернулся, он уже лежал без сознания. Прибежали реаниматологи, начали его откачивать, ничего не вышло, его спустили в реанимацию и через несколько дней он скончался.

Я, безусловно, хочу остаться в медицине, мне нравится профессия. Даже когда каникулы, я в больнице дни напролет. Заходишь в операционную, наблюдаешь за работой. Это очень полезно, я считаю. Хочется остаться.

Как справляться со стрессом? Ну, есть же отпуск — уехал куда-нибудь, сменил обстановку, отдохнул. Охота, рыбалка, теплые страны. И спутника жизни хорошего надо, чтоб помогал и понимал.

Народу в мед поступает много, и проходной балл сейчас стал выше. Но многие поступающие одержимы в основном какими-то детскими взглядами на профессию, студенты часто переоценивают свои возможности, думают, что это не так уж сложно. Но в итоге им все равно нравится. В будущем, возможно, они осознают, что все не так просто. Кто-то уйдет, кто-то останется.

Некоторые бросают учебу, потому что понимают, что это вообще не их. Есть такие люди, но важно, когда они это осознают. Трудно же бросить учебу на 4-м курсе или на 5-м, потому что ты знаешь, что ты преодолел, сколько всего выучил, сколько проштудировал книжек, все эти сложные науки прошел. Ты уже не сможешь это бросить, мне кажется. А если на первом курсе осознал, что не хочешь этим заниматься, тогда все проще — меняешь вуз, пробуешь себя в другой профессии. У меня много знакомых бросили медакадемию после нескольких попыток восстановиться. У них просто не получалось учиться.

По возрасту в больнице 50 на 50. У нас в отделении есть и молодые врачи, и очень старые опытные специалисты. Но никакого конфликта поколений, в общем-то, нет. Я работаю в хирургическом отделении, а там что-то новое придумать достаточно сложно. Все техники наработаны годами. Кроме того, врачи проходят обучение каждые пять лет, все учатся по одной программе. В некоторых моментах старшие, конечно, больше знают, могут наставлять, младшие слушают. Не спорят.

Деньги — это тема, которая поднимается довольно часто. Мол, а что учить — все равно зарплата будет мизерная? Ну, тут уж у кого какие цели. Либо ты идешь учишься ради того, чтоб зарабатывать деньги, либо для того, чтоб искренне помогать людям. Те, кто хотят зарабатывать, все равно находят способы. А те, кому это чуждо, просто наслаждаются работой — вот и все.

Бывает, когда в больнице недостает чего-то. Так и живем, ничего не поделаешь. «Я его слепила из того, что было»

Друзья интересуются моей учебой, расспрашивают, что мы там делаем. Рассказываешь — удивляются. Стереотипы сплошь и рядом. Ну, «Доктора Хауса» все, наверное, смотрят. Или «Интернов».

Девушек в меде учится намного больше, чем парней. Не знаю, на что они рассчитывают. Хотя они и работают потом… есть мужские медицинские профессии — и есть женские. В терапии, допустим, преобладают женщины, а хирургия — это для мужчин, потому что там физический труд, большая напряженность. А вообще, девушки лучше учатся, знают больше. Женские мозги — это что-то неведомое для меня, они уникальны. Медицина — это ведь прилежная профессия. Все должно быть разложено по полочкам. Девичья педантичность тут как раз кстати.

У Евгения Антоновича Вагнера, чье имя носит академия, есть книжка «Раздумья о врачебном долге». Я там нашел очень много ответов на свои вопросы, какую-то цель увидел вдалеке. Эверест, к которому нужно идти. Вагнер пишет о трудности профессии, о том, что это очень важная и ответственная работа. Говорит о том, что это благородная профессия, за которую самая большая плата – это благодарность пациента, что медицина – это искусство. На самом деле искусство творишь на работе — лечишь человека.

 

Фото — Егор Пигалев, снимки из личного архива Дамира Халилова и Натальи Нечаевой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: