Достоверно, потому что невозможно

Дек 24 • Интервью • 1433 Просмотров • Комментариев нет

20 декабря в «Музее советского наива» открылась выставка Семена Белого «Достоверно, потому что невозможно». «Рыба» поговорила с сыном художника, куратором выставки Петром Белым о важности профессии куратора в современной России, поисках новых смыслов и воспитании художника.
— В первую очередь, я хотел бы поговорить с вами о выставке. На сколько я  понимаю, она имеет для вас очень большое личное значение, в каком-то плане она династическая.
— Выставка безусловно личная — это работы моего отца.  Я столкнулся с тем, что нужно  как-то показывать , адаптировать доставшееся мне наследие к современной ситуации. И, естественно, встал вопрос, как это делать. Метод изобрел такой: работы отца (Семена Белого — прим. редакции.) находятся в 20-30 музеях России. По 10-15 работ в каждом,  в основном это тиражная графика. Я подумал, что  это может быть  хорошей основой для такого путешествующего шоу, которое на некоторое время оживляет это наследие.  Работы из коллекции Пермской картинной галереи в данном случае – повод для создания проекта, который разъясняет, дополняет , комментирует — получается такая многофункциональная, полезная выставка.
— Путешествующая  в других городах выставка будет такой же, как и в Перми?
— Примерно в таком или чуть в другом виде, ситуация часто зависит от площадки. Пермь — это первый пробный вариант. Что касается названия выставки: был такой персонаж, Тарквиний. Он сказал «Верую, потому что невероятно». И один из переводов его высказывания — «Невероятно, поэтому  достоверно». Он говорил это по отношению к воскрешению Христа, подчеркивая тем самым, что природа самой веры необъяснима.
Подготовка к празднику_Миру мир
Здесь я немного это перефразировал: для нас, живущих в  нынешней России, советская эпоха все больше становится похожей на сказку — невероятно, но было. Я несколько  изменил вектор мысли, и та вера, которая показана на выставке, — это искренняя вера в утопию: сюжеты может быть ироничные, но беззлобные.
Советская власть вызывала,  как правило, у художников отторжение и нелюбовь. Но это искусство закончилось с концом этой власти. Целая плеяда московских художников, таких, как Кабаков, Соков, Булатов, сильно не любили советскую власть. На этой выставке  прямой критики нет. Осознание моим отцом каких- то негативных сторон советского мира не мешало ему видеть радость людей. Поход на демонстрацию был праздником. Вера в такие нематериальные идеалы очень привлекательна до сих пор, даже в  нашу эпоху суровой капитализации.
— Вы представляете на этой выставке свою инсталляцию.
— Это есть некая форма осовременивания, создания  экспозиционной трехмерности. Когда начинаешь оперировать наследием  возникает вопрос: «Как то, что делали в 70-80 годы, показать сейчас»? Надо ли это показывать и как? Я решил включить в выставку свою инсталляцию «Идеологический муравейник», которая как бы суммирует, создает современный взгляд на эпоху развитого социализма.
Открытие памятника Слава труду
До этого я делал выставку отца в Санкт-Петербурге, которая называлась «Китч как мир» и была также  в определенном смысле формой конвертации. Там я столкнулся с большим объемом материала, и нужно было понять, как его  актуализировать. Здесь, в Перми, вторая попытка.

Смысл искусства в постоянном обретении новых смыслов

В семидесятые годы у художников была задача просто показать работы. В то время возможность выставиться была раз в пять лет, персональных выставок было от силы пять за всю жизнь. Сейчас совершенно изменился вид, совершенно изменилась форма, идеи презентаций, кураторства и всего прочего. И качество произведений — оно ведь тоже меняется. Те диссидентские  месседжи, которые включались в произведения 60-70-80-х годов – сейчас, скорее, часть общеисторического контекста. И те актуальные идеи, о которых рассказывает художник, перестали, в силу естественных причин, быть актуальными, но появились новые смыслы и качества работ. Смысл искусства в постоянном обретении новых смыслов. Например, если вспомнить русскую иконопись — она была переоткрыта примерно в середине девятнадцатого века, и сыграла большую роль в формировании таких европейских мастеров, как Матисс.
— Был ли какой-то определенный момент, в который вы решили быть Even though many of the rivals have centered on building the very best mobile.the-best-casinos-online.info sports product they are able to, Paddy Energy has shared the main focus. не только художником, но и куратором? Как вы считаете, возможно ли сравнить видеооператора, который не только снимает видео, но и монтирует его для того, чтобы лучше понимать процесс съемки, с профессией куратора и художника?
— Наверное, можно. Я непрофессиональный куратор, самоучка, куратор по необходимости. В России наблюдается дефицит людей этой профессии, причем острый.  Кому-то перепоручить выставку вряд ли возможно. Это возможно сделать на этапе, когда уже существует набор более-менее готовых модулей, которые можно комбинировать. Но выработка этих модулей, их индексация и формирование — довольно необычный и непростой процесс.

В силу необходимости каждый художник сейчас немного куратор, экспозитор. Все сейчас такие многофункциональные

Правда, молодое поколение художников старается становиться только художниками. Я сам обычно выступаю в роли такого чернорабочего, который одновременно сам красит, сам пилит, сам лезет налаживать свет. Это такой извечный  цеховой вопрос: должен ли человек, который создает произведение искусства, сам его устанавливать и монтировать, или же этим должен заниматься кто-то другой?
9iROpsvWn94
— Вопрос несколько из другой среды: в этом году в Перми проходил фестиваль «Текстура», на котором была дискуссия со всеми членами совета фестиваля под названием «Пермь: что дальше». Как вы считаете, насколько возможно формирование художественного поля в городе, в котором оно искусственно насаждалось, а не формировалось естественным путем?
— Принципиальным в данном вопросе является существование школ. Не формальное существование художественного института, а именно продвинутые современные школы. Нельзя сделать так, чтобы по щелчку пальцев вдруг изменилась ситуация. Поэтому Марат и возил художников из столиц, понимая, что делать ставку исключительно на местных молодых художников  просто невозможно. Их нет. Дефицит современного художественного образования ощущается везде по России. В первую очередь, это должна быть государственная политика. Частные художественные школы могут существовать параллельно государственному курсу, но, если мы хотим изменения ситуации, речь должна идти о серьезной образовательной реформе художественного обучения в целом.

Поэтому Марат и возил художников из столиц, понимая, что делать ставку исключительно на местных молодых художников  просто невозможно. Их нет

До сих пор кроме школы им. Родченко в Москве, очень сильно окрашенной определенными цветами кураторства, ничего нет. И пока не будет государственного вмешательства в этот вопрос, особенно в регионах,  вряд ли таланты начнут расти как грибы и наступать нам на пятки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: