Есть ли жизнь после порно?

Дек 6 • Всё о музыке • 3528 Просмотров • Комментариев нет

Есть ли жизнь после порно? Возможность поискать ответ на этот вопрос представилась во время фестиваля экспериментальной электронной post-industrial-before-apocalyptic музыки и видеоарта Unsound, прошедшего в начале октября в Кракове Там в качестве музыканта дебютировала порно-икона Саша Грей.

Sasha Grey — псевдоним американки Марины Энн Хенцис, известной своими ролями в фильмах категории ХХХ. Она родилась в 1988-м году в Сакраменто, Калифорния. Сниматься в порно начала с 18 лет. Была удостоена многочисленных наград в порноиндустрии, в том числе New Starlet (XRCO Award, 2006), Best Three-Way Sex Scene (AVN Awards, 2007) Best Group Sex Scene — Video (AVN Awards, 2007), Best Oral Sex Scene — Video (AVN Award, 2008), Best Anal Sex Scene (AVN Award, 2010).

В отличие от большинства порноакторис, Саша Грей завоевала обожание не только среди ценителей жанра во всем мире. Благодаря нестандартному подходу к работе, интеллектуальным интервью и личному обаянию ей удалось стать популярным медийным персонажем и героиней множества интернет-мемов.

 

Новости о ней, в отличие от прочих актеров категории ХХХ, не гнушаются публиковать ведущие новостные ресурсы. Весной 2011 на своей странице в Facebook Саша Грей объявила о завершении карьеры порноактрисы, чем вызвала еще больший резонанс в прессе. Особенно когда чуть ли не со съемочной площадки одной из закрытых киностудий Лос-Анджелеса отправилась в школу, читать книжки первоклассникам, в рамках в благотворительного проекта Read Across America.

Кроме всего вышеперечисленного, Саша Грей снималась как модель, играла в социальной рекламе и художественных фильмах, продюссировала их, писала книги и музыку. Летом 2012-ого года в интервью журналу Interview она анонсировала первое публичное выступление своей industrial арт-группы aTelecin.

Локацией ее дебютного live-концерта стал краковский музей Городской инженерии. «Знаете где фабрика Шиндлера? Muzeum Inżynierii Miejskiej напротив, на другом берегу Вислы, и там еще немного пройти», — объясняет дорогу местная бабулька с детской коляской. Я на месте еще за полтора часа до начала концерта: нужно раздобыть билет, в кассах их заранее раскупили. На территории музея в антикварных трамваях играют дети, но на входе уже стоит охрана с фестивальными бейджами. По мере того, как смеркается, малыши куда-то исчезают. Вместо них сходятся желающие попасть на концерт.


Мы формируем очередь, начинаем знакомиться. Агнешка — из Варшавы, она редактор музыкального сайта. Петр — студент истфака из Кракова. Говорим, ясное дело, о музыке.

— Ты, наверное, приехала на Ben Frost? — спрашивает Агнешка.

— Или Ramie? — интересуется Петр.

Мне как-то неловко признаваться, что я приехала посмотреть на Сашу Грей. Лепечу что-то о том, что я тут проездом, и мне просто стало интересно побывать на фестивале экспериментальной музыки.

— То есть, ты вообще не по этим делам? — Агнешка разочарована.

— Эмм. Ну, я как-то больше по року и джазу.

Парочка сразу теряет интерес ко мне, как к меломану. Но я все равно стараюсь держаться поближе к ним. Остальная очередь слегка пугает. Разного возраста и вида неформалы: кто-то с желтым ирокезом, кто-то в камуфляже, трепетные хипстеры обоих полов. Казалось бы, обычная публика для подобного мероприятия. Но у них у всех глаза людей, познавших вселенскую скорбь. От этого не по себе.

Наконец-то нас запускают в зал, где будет концерт. Там темно и душно. Вот на сцену выходят двое мужчин, и становятся за столом с ноутбуками. Зал пронизывает протяжный вой вперемешку с хрустом и шорохами. Волосы на голове встают дыбом. Меня угораздило встать прямо перед колонкой. Мощный звук гонит перед собой вибрирующую волну теплого воздуха, пропитанного безысходностью. Публика вокруг грустно и внимательно слушает. На экране за музыкантами разлетаются капли крови, в воздухе корчатся тела, мелькают лезвия бензопилы. В голове всплывает слоган фестиваля: «The End». Съеживаюсь, чтобы унять дрожь в теле, и отползаю в сторонку. Кажется, у меня уже тоже соответствующий моменту трагический вид. Постепенно к шорохам и вою присоединяются биты. Так легче: можно немного пританцовывать. Зрители начинают хлопать в паузах — как во время джазовой импровизации. А в конце устраивают настоящую овацию. Я присоединяюсь: хочется сказать спасибо, что это закончилось.

Следующие — Саша и ее aTelecine. Под сценой мигом собирается толпа фотографов. Публика оживляется. Выходит Саша, вся в черном. Брюки, гольф, обтягивающий грудь. Ее распущенные волосы падают на лицо, когда она склоняется над своим MacBook-ом.

Дебютантку встречают радушно: возгласами и аплодисментами еще более громкими, чем провожали предыдущих мастеров индастриал-пост-панк-даб-степа. Одновременно начинаются звук и свет. Раздаются треск, шорохи, пощелкивание, звуки ветра, птиц, шум стройки, невнятные разговоры. Проектор расцвечивает сцену и музыкантов картинами осеннего леса, фотографы освещают вспышками. Музыкальные мотивы становятся тревожнее. Картины природы сменяются фотографиями и видео с самой Сашей Грей. Она драматично заламывает руки, открывает рот в беззвучном крике. Не к месту думаю о том, что девушку из порно еще можно вывести, а вот порно из девушки — уже вряд ли получится. В это время сама Саша всецело поглощена ноутбуком и пультом. У нее очень красивые руки. И грудь. Перформанс в перформансе: рассматривать ее вживую интереснее, чем видеоарт с ее участием.

Концерт незаметно подходит к концу. На экране идут титры: бросается в глаза крупно написанное «SASHA GREY». Далее все участники проекта — мельче. Зал взрывается аплодисментами. Сама Саша тоже кажется довольной. Пока рабочие готовят сцену для следующего выступления, она отбивает «High five» со своими музыкантами и еще какими-то мужчинами, подошедшими поздравить ее. По-дружески обнимается с ними. Интересно, что они думают в этот момент? Но спросить уже не у кого — все быстро уходят за кулисы.

Большинство публики покидает зал, возбужденно делясь впечатлениями. Я тоже выхожу. После всего услышанного ночная улица оглушает тишиной. Вдыхаю свежий воздух. Вспоминаю, что надо бы зачекиниться. Мысленно обещаю себе никогда, никогда больше не ходить на post-porn-industrial-before-apocalyptic фестивали. Агнешка рассказывала, что третье выступление будет самое классное. Ведь это же Бен Фрост, выдающийся музыкант. Но я не знаю, кто это, несмотря на все его достижения. А вот кто такая Саша Грей, знаю. Пока пребудет жив Интернет, со всеми его тихими порно-гаванями, кажется, уже абсолютно все равно, чем она будет теперь заниматься. Мы любим ее не за это. Приключения Саши Грей, бесс(без)порно, продолжаются.

 

Фото — Ольга Иванова, pendu.tumblr.com, pulseradio.net, народное творчество

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: