Игра вслепую

Фев 13 • Жизнь в городе • 1042 Просмотров • Комментариев нет

Алена Морозова — о клубе интеллектуальных игр для незрячих людей.

В воскресенье, как обычно, в 4 часа, они собираются в холле дома культуры. Мужчины и женщины, средних лет и пенсионеры, многие приходят парами — муж и жена, или два друга, поддерживая друг друга, поднимаются по заснеженной лестнице. Все очень милые, улыбчивые. Все время шутят и зовут друг друга в гости. Всего человек около десяти. У них по воскресеньям — тренировка по интеллектуальным играм.
«В этот раз где, в восемнадцатой?» — неуверенно спрашивают они у встревоженной вахтерши.
«Почему в восемнадцатой, там же шахматы?» — обращаются друг к другу по пути.
«Шахматы уже заканчивают, а потом будем мы», — успокаиваются.
«У нас сегодня снова гость, вы ей очень понравились», — говорит тренер Андрей, когда все наконец рассаживаются. Андрей — известный общественный активист и преподаватель. Он тут — единственный человек кроме меня, который четко видит происходящее. Остальные — по-разному. Большинство могут различать яркий свет, день и ночь, свет из окон. Некоторые, похоже, силуэты людей и предметов.
«А, это та миловидная девушка», — понимающе кивает один из участников, когда я здороваюсь, а я еще пол занятия недоумеваю, почему он решил, что я миловидная. Оказывается, использовать термины, связанные с глазами, считается вполне нормальным в этой среде.

Говорят, «я смотрела такую телепередачу», «смотрите, что я вам расскажу». В голове моей — шизофрения.

На тренировке они готовятся к соревнованиям по интеллектуальным играм. Следующие — уже скоро, на Мотовилихинских заводах. «Я им говорил — давайте двенадцать пентагонов», — произносит тренер. Для меня это просто какое-то магическое заклинание. Все начинают переговариваться. Двенадцать этих штук — это, наверное, очень много. И он продолжает: «А они говорят — будет пятнадцать!»
«Я так и знала, что вы скажете пятнадцать!» — улыбаясь восклицает одна из приятных женщин-игроков.
Потом начинается тренировка. Сначала некоторые из пришедших задают вопросы, которые придумали дома. Потом только тренер — все остальные напряженно думают. Некоторые отгадывают, некоторые — с подсказками. Вопросы игры переплетаются с темами, которые всех волнуют: слишком тихие звуковые светофоры, плохое правительство, интеллектуальные телепередачи. Придумывают решения:
— Надо чтобы у автобуса был мегафон или кондуктор на каждой остановке говорил бы номер автобуса.
— У нас это невозможно…
Тренер старается вывести разговор на конструктив — говорит, нужно делать хоть что-то.
Делятся впечатлениями:
— В лифте New Star кнопки в лифте — по Брайлю. Радуюсь, вот как обо мне заботятся!
— Да, на этикетках лекарств тоже теперь делают по Брайлю названия — ношпа вот, супрастин… (а я, глупая, думала, что за рельеф такой на пачке обезболивающего).
Шутят:
— Летом пойду гулять на Каму — проверю, сделали ли пандус в секс-шопе.
— Да, не часто ты туда ходишь, раз только летом…
Смеются.
Во всем — какое-то усиленное ощущение советскости и коммунистичности, начиная от желтоватой фанеры шкафов и заканчивая этим добродушным взаимодействием между людьми. Такие артефакты времени, зоны искаженного пространства, так же, как здания других эпох в сверкающих рекламных плакатах, навевают непонятную меланхолию и легкое жжение в горле, но каждый раз почему-то еще и непомерную радость за то, что не все в мире захвачено безостановочным процессом глобализации.

Текст — Алена Морозова

Фото — с сайта www.vos.perm.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: