Из России с любовью

Дек 25 • Личный опыт • 1097 Просмотров • Комментариев нет

Наша киевская коллега Ольга Иванова стала гостьей семинара на тему отношений СМИ и общества Московской школы гражданского просвещения. И написала нам оттуда несколько писем.

Письмо первое. Про вопросы.

Дорогая редакция, И вот я бросила нашу украинскую революцию, провела сутки без сна и примчалась в заснеженное Подмосковье послушать, как строят отношения братские российские СМИ с не менее братским российским обществом. С опозданием влетела в битком набитый зал, забилась в уголок и начала слушать. Андрей Колесников, редактор «Новой газеты», уже закончил свое выступление, и аудитория задавала ему вопросы. Аудитория — это журналисты со всех концов России и из-за рубежа, гражданские активисты, представители разных государственных и негосударственных организаций, блогеры и примкнувшие. Я сидела тихонько, слушала и думала о том, что самые сложные вопросы для любого достойного эксперта — это самые безыскусные и наивные вопросы. Потому как только от его слов, от его ума зависит, будет ли беседа интересной или скатится в озвучивание азбучных истин. Колесников справлялся на отлично, а за аудиторию было неловко. С другой стороны, это я после бессонницы так бескомпромиссна. Иногда же хочется верить в чудеса: вот спросишь умного человека, как жить, и сразу все станет ясно и просто, и тексты сами собой будут писаться, и сон будет глубоким, здоровым , не меньше 8 часов в сутки.

Письмо второе. Про медиа этику.

Дорогая редакция, Сессия с редактором «Файненшл Таймз» Джоном Ллойдом и главой московского бюро «Волл Стрит Джорнал» Грегори Уайтом была о медиа этике, о том, стоит ли публиковать данные, ставящие под угрозу национальную безопасность. Разумеется, говорили про Ассанжа и Сноудена. Эти двое добавили журналистам (и спецслужбам) поводов для размышлений. С другой стороны, можно только позавидовать западным коллегам. Традиции той же британской журналистики сложились уже давно: одни за консерваторов, другие за либералов, а третьи радостно напечатают фото в неглиже и тех, и других. Есть правила игры, которым следуют, и репутация, которую ценят. И только чрезвычайная ситуация, например, материалы «Викиликс», доставшиеся «Гардиан», может внести сумятицу. В отличие от Запада, в России, в Украине да и во многих других странах бывшего СССР, редакционная политика диктуется не редактором, а инвестором, и зачастую бесстыдна и сиюминутна. Медиа этика для множества моих коллег — это бесконечные поиски компромисса между тем, как надо по совести, и тем, как требуют сверху. Ну а тем, кому выпадет удача иметь дело с материалами, сопоставимыми по значимости со «сливами» Ассанжа и Сноудена, эксперты советуют: разделять интерес государственный и интерес общественный (государство — это далеко не синоним народа, как бы представителям власти ни хотелось верить в это), думать о последствиях (например, стоит ли ваш экстренный твит или репортаж сорванной антитеррористической операции), и, самое главное, проверять и перепроверять данные даже из самых надежных источников. Даже от Сноудена, даже с «Викиликс».

Письмо третье. Про соцопросы.

Дорогая редакция, Спешу поделиться важным. Оказывается, мало кто может так качественно сфальсифицировать данные про общественное мнение, как сами респонденты. Политолог Кирилл Рогов собрал очень интересную статистику. Выходит, что люди не говорят социологам всей правды о своем отношении к политическим силам — либо не желая выделяться из большинства, либо опасаясь честно ответить о симпатиях, либо просто не представляя себе, кто еще есть на политической арене, кроме тех, кого каждый день показывают в новостях федеральных каналов. И если вдруг результаты выборов дают другой результат, отличный от привычной картины мира, это серьезный шок для избирателей — оказывается, есть другая реальность. В некоторых случаях, это может привести даже к так называемой «неожиданной революции», когда возникает ажиотажный спрос на доселе неизвестную и не популярную политическую силу. Рогов проводит аналогии с захолустным районным магазином. Покупатели не спрашивают там рыбу, потому что не верят, что она там есть (откуда в глуши деликатес?) Магазин завозит рыбы все меньше и меньше, потому как спроса на нее нет. И вдруг однажды выясняется, что рыба есть и вполне доступна. И покупатели расхватывают ее вмиг, отказавшись и от мяса, и от круп, просто потому что понимают, как же им ее не хватало для счастья. Такая вот рыбная революция. Словом, не забывайте требовать свою рыбу. Она есть. Или подвезут к обеду.

previewImg (2)

Письмо четвертое. Про Украину.

Дорогая редакция, Я и не думала, что доклад про Евромайдан Аркадия Островского, главы московского бюро журнала «Экономист», вызовет такой ажиотаж тут, в Подмосковье, среди преимущественно российской прессы. Более того, ажиотаж вызывала даже скромная я, стоило только коллегам узнать, что я из Киева. На самом деле, очень приятно, когда в кое-то веки про твою страну и народ самые разные люди говорят теплые слова, выражают поддержку, беспокоятся о будущем. С другой стороны, романтизм романтизмом, а Островский очень четко обозначил как выгоды, которые получит украинское общество от этого революционного подъема, так и риски, которыми текущая ситуация грозит Украине. Тем не менее, насколько мне известно, после рассказов Островского и украинских журналистов, немало участников семинара взяли курс на Киев, чтобы своими глазами посмотреть, как там обстоят дела.

Продолжение следует.

Больше информации, фото, и видеозаписи лекций по ссылке http://msps.su/seminar/650/#day3

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: