«Когда меняешь что-то фундаментальное в себе, переделать мир становится проще»

Июн 26 • Городское планирование, Жизнь в городе, Интервью • 1624 Просмотров • Комментариев нет

С 8 по 12 июля в Перми пройдет гражданский фестиваль «После Пилорамы». По этому поводу Рыба решила побеседовать с известными пермскими активистами Анной Фадеевой и Тимофеем Дубровских об ответственности людей,  полезности некоммерции  и котиках.

–  Расскажите, с чего началась ваша история?

Аня:  В 2006 году я решила, что нужно увезти вещи, которые мне больше не нужны, в детский дом. Одной делать это мне было скучно, поэтому я создала группу в Вконтакте, чтобы собрать других желающих.  Совершенно неожиданно для меня появились не пять-семь человек, как я надеялась, а целых двадцать.  Они предложили не только увезти вещи, но еще и сделать праздник для детей.  Для меня это был первый опыт активизма. Я просто испытывала приятный шок от того, что незнакомые люди могут вот так объединиться и сделать что-то полезное.

Затем с одной из девушек мы начали ездить в приюты для животных. Так прошли еще два года, во время которых я была координатором волонтеров в приюте «Верность». Тогда я училась в Высшей школе экономики, и когда мне звонили во время лекции и говорили, что нужно спасать собаку, погибающую в снегу на каком-нибудь Парковом, я могла всё бросить и поехать её спасать.

zosMJyYwz_Q[1]

Это было весело, но со временем появилось чувство разочарования, в зоозащите ведь все ходит по кругу: ты спасаешь одну собаку, тебе приносят еще двух. Оттого люди,  помогающие животным, часто грустят.

Такой подход был мне не очень близок, поэтому в 2010 году, во время написания диплома (тогда я целый месяц сидела дома, никуда не выходя, ни с кем не встречаясь, и писала этот проклятый диплом), тогда я начала думать о том, что, когда закончу обучение, сделаю что-то по-настоящему стоящее. То, что кардинально поменяет мою жизнь. Например, возьму где-нибудь гараж и устрою из него бесплатный магазин, буду сидеть там 24 часа в сутки, раздавая вещи бездомным. Только потом я узнала, что есть такое движение, «Бесплатная ярмарка», которое появилось в США, и оно, по сути, очень перекликается с тем, чем я хотела заниматься.

Точно так же, как и в первый раз, я просто создала группу в ВК,  сказала ребятам, что у меня есть классная идея и надо ее реализовать. И снова нашлись люди, которые меня поддержали. Первую ярмарку мы устроили в августе 2010 года. На протяжении трех дней люди не только обменивались вещами, но и устраивали мастер-классы, готовили горы вегетарианской еды, слушали музыкантов и классно проводили время. Фримаркеты мы проводим до сих пор, провели уже около 30 штук. (прим. автора: «Бесплатная ярмарка» существует еще и в онлайн режиме по ссылке)

VjCeVTf1SQk[1]

Тимофей: Переломным моментом было то, что в Музее современного искусства я увидел стикер «Всё, что ты знаешь – ложь»от издательства «Ультра.Культура». На тот момент я работал в большой компании менеджером. Тогда я начал читать «Ультра.Культуру»: посты в социальных сетях, книги. Теперь для меня важно, что человек  ступает на другой путь, начинает заниматься чем-то некоммерческим, не злым.  А дальше у каждого, в общем-то, своя история.

— То есть коммерция  —  это зло?

Тимофей: Нет, просто это… не для всех. У меня нет готового ответа на вопрос, какое же экономическое устройство реальности лучше. Просто, когда общаешься с человеком, который думает лишь о том, как продать побольше товара в партнерстве с тобой — это хреново. Особенно, если товар делает другим плохо. Я вижу, что люди, у которых другая мотивация, они другими вещами занимаются.

– Но в сегодняшнем мире, мире рыночной экономики, считается нормальным зарабатывать деньги, притом, чем больше – тем лучше. Что движет людьми, которые стремятся не заработать, а сделать мир лучше?

Аня: Не знаю, я просто чувствую, что по-другому нельзя. Ну…я прекрасно осознаю, что люди, работающие в нефтяной отрасли, строительной, они тоже приносят огромную пользу. Нужен же бензин, чтобы водить машину, нужны дома, чтобы в них жить. Все это полезно, но не для меня.

Тимофей: Для меня самым изменяющим принципом, который перевернул мою жизненную систему, было вегетарианство. Вегетарианство не с точки зрения полезности, а именно с точки зрения экологического следа. Я понял, что те вещи, что мы делаем повседневно, имеют другую сторону. То есть, когда мы едим и потребляем, нас не волнует, что происходит по другую сторону прилавка. Что происходило с тем или иным продуктом, как он появился на свет. А ведь это 50% реальности. Открывая завесу истории вещей и процессов, происходящих вокруг, даешь толчок алгоритмическим изменениям в голове, грубо говоря.  Если ты один раз поверил, почувствовал и принял это, то уже не забудешь. Как там говорится, много знаешь  – мало спишь?

7btvRV6oOig[1]

Еда это то, что нашу жизнь пронизывает, это фундамент. Когда меняешь что-то фундаментальное в себе, то процессы, происходящие вокруг,  переделать становится проще.

Я понимаю, что в своей жизни должен быть эффективен относительно страданий других существ – животных, людей, целых систем. Когда проносишь через этот фильтр любую ситуацию, все сразу становится логично. И это то, почему я занимаюсь некоммерческой деятельностью. Например, от «Фримаркета» есть фактическая польза, от «Живой библиотеки» она есть. Мне не важно, что это весело, классно и приносит какие-то деньги иногда. Главное – что это полезно.

Аня:  Вспомнила еще одну историю, которая стала важным этапом моего формирования. В 2008 году, еще до «Ярмарки», я познакомилась со студентами, которые «спасали» проездные, их тогда хотели отменять для учащихся. Я подумала: «О, класс, я помогу им собрать подписи, а они помогут мне в приюте». В общем, организовывали это движение левые ребята, троцкисты, анархисты.  То время вообще было расцветом левацкого движения в Перми. Мы устроили несанкционированный митинг, на который пришло около пятисот человек и ОМОН, естественно. Задержали 15 человек, в том числе двух несовершеннолетних, в том числе девушку. Несовершеннолетней девушкой была я. Но мы своего добились – сохранили проездные!

Я это к тому, что идея «Бесплатной Ярмарки» тоже левацкая. В США идею фримаркетов придумали анархисты, поэтому левую идею «Ярмарка» в себе несет. Во-первых, у нас нет фактически никакой организации внутри: люди берут вещи, люди выкладывают вещи.

Ps_fSY07Ovw[1]

Тимофей: У них, кстати, куча проблем с этим.

– Например?

Аня:  Анархизм говорит о том, что все люди готовы быть ответственными за свои действия, когда они понимают, что и зачем делают. Только тогда возможно построение идеального общества. На деле выходит по-другому люди не всегда готовы нести ответственность за свои действия, и это то, с чем мы сталкиваемся на «Ярмарках». Люди приходят и начинают набирать все, что попадется под руку, не понимая, зачем им так много. Просто они еще не привыкли, что вещи бывают бесплатными.

–  Как появилась идея «Живых библиотек»?

Аня:  В 2011 году появилась возможность подавать свои заявки на фестиваль «Белые ночи». Мы предложили организаторам «Бесплатную Ярмарку», «Людей наизнанку» и, собственно, «Живую библиотеку».  Заявку одобрили, предоставили помещение в комплексе Green Plaza. Тогда мы представляли около пяти книг, это не много, но мы почувствовали, что этот проект работает, люди приходят общаться. Теперь «Живая библиотека»  расширилась, проходит в разных форматах.

ljNtpXURY_o[1]

–  Что-то еще на «Белых ночах» вы представляли?

Аня: «Уличное пианино» в 2012 году. У нас было 17 инструментов, одно в помещении, другие на улице. Мы делали этот проект вдвоем с Тимофеем, он –  скептик, говорил, что в первую же ночь  все сломают.

–  Сломали?

Аня: Нет, антискептики победили.

uXSjGZ9TGec[1]

Тимофей: Вообще, вся эта культурно-революционная тема была хороша тем, что люди с улицы могли свободно говорить о своих проектах, в том числе, и наши идеи финансировали. Наши проекты сопровождали ответственные менеджеры, которые помогали делать то, что нам нужно. Например, распечатывали фотографии, заключали договор с грузчиками, если нужно было перевозить пианино. Мы сами почти ничего не потратили.

–  По вашему мнению, пермская культурная революция удалась?

Аня: На мой взгляд, это очень стимулировало пермскую среду. Возникло «раздражение», которое начало всех шевелить. Может быть, не так плохо, что все кончилось, потому что стала чувствоваться пустота, которая раньше не ощущалась.

Тимофей:  По-моему, да. Я, в конечном итоге, сам ее результат. Жаль, правда, что люди уехали. Теперь мы возвращаемся к деньгам,  в те времена, когда администрация делает что-то не для полезности, а для заработка.

–  Аня, ты говорила, что собираешь инициативные группы в социальных сетях.  Значит ли это, что тот же Вк, например, перестал быть просто инструментом общения и развлечения, стал ли он чем-то большим?

Аня: Социальные сети сейчас, безусловно, являются основным инструментом, с помощью которого мы продвигаем наши идеи и распространяем информацию. Если бы Вк не вызывал такой прокрастинации, то я была бы просто счастлива.

6pHX7a6B2tw[1]

Тимофей: Аня не любит об этом говорить, но для социальных проектов очень важно, чтобы человека-идеолога любили и уважали в интернете (с точки зрения распространения информации). Потому что если  человека любят и доверяют ему, то приходят на событие с определенным настроем. Вот, например, если какой-нибудь образный Вася начнет с ТВ кричать: «Давайте спасать собак!», то его сочтут сумасшедшим, а если пригласить харизматичного журналиста, который  толково разъяснит, что вот да, существует  проблема бездомных животных и надо ее решать, то его, скорее всего, послушают.

–  Есть что-то, о чем бы вы хотели рассказать, а я не спросила?

Аня: Сейчас у меня такое же ощущение, как было в 2010 году, когда я писала диплом. Ощущение  кризиса и переломного момента в моей деятельности. Ты знаешь, что у нас был вегетарианский магазин? Тогда я чувствовала: это то, чем надо заниматься.

Тимофей: У меня никогда не было желания общей глобальной цели. Я получаю радость от конкретных малых дел. Познакомился с соседями – круто. Спас котенка с дерева – вообще супер. Сделал дело – молодец,  поехали дальше.

–  Аня, а с чем связано ощущение кризиса?

Аня: Когда занимаешься примерно одним и тем же  в течение долгого времени, кажется, что стоишь на месте. В социальной деятельности делаешь много каких-то вещей просто потому, что тебя просят. Я не могу перестать заниматься «Бесплатными Ярмарками» или «Живыми библиотеками»,  мне в день человек по пять пишут и спрашивают, когда же следующее мероприятие. Именно поэтому, кстати, мы пытаемся научить других людей организации. Мы всегда готовы показать, как нужно работать, учить технологиям, потому что не хотим всю жизнь заниматься этим. Хочется, чтобы, когда мы исчезнем, дело продолжалось.

Тимофей: Да, это вообще связано с некоммерческой деятельностью. Коммерческие ребята, наоборот, стараются заблокировать на себе свои функции. Ты учишь людей так, чтоб они тебя не сместили. Когда делаешь некоммерческую историю, тебе важно научить людей под тобой, как делать правильно, чтобы они заняли твое место, а ты мог уйти заниматься другой деятельностью. Бизнес-тренеры говорят, что хорошего президента никогда не видно.

– Ну, и заключительный вопрос. Расскажите о своих планах на ближайшее будущее.

Аня:  Сейчас я с головой в организации летнего городского фестиваля «После Пилорамы». Мы организуем там самую большую в нашей жизни «Живую библиотеку», а также «Школу прав человека» и «Городские выходные». Очень рекомендую не пропустить. А остальное пока временно останется секретом.

Тимофей: А я буду спасать котиков и помогать разным классным людям.

 

Фото из личного архива активистов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: