«Мне достаточно того, что я общаюсь с самим собой»

Ноя 13 • Всё о музыке, Интервью • 1779 Просмотров • Комментариев нет

8 ноября в музее современного искусства PERMM прошел первый мини-фестиваль инди-музыки Perm wave. Рыба побеседовала с основателем проекта The Vaginas Максом Патрушевым о значимости высшего образования, источниках вдохновения и иллюзии саморазрушения.

Макс Патрушев

— Когда ты начал заниматься музыкой?

Давно. Лет в 7, а то и раньше. Интересовался ей, по крайней мере.

— The Vaginas — уже не первый твой коллектив. Почему расстроился предыдущий, Maniacs?

Коллективов много было. Распался Maniacs, потому что не сошлись в видении музыки. Вообще, там была проблема с Сашей Москотиным, он просто решил, что не хочет играть в банде кого-то,   хотел свою банду и свой материал в большей степени. Поэтому он ушел из группы.

— Maniacs и The Vaginas – это два разных направления музыки. Почему ты решил поменять формат?

Я работаю в разных направлениях. The Vaginas был проектом-минуткой,  честно говоря.  Но  в плане выступлений самый емкий  как раз он.  И это не совсем то, что я хотел бы показывать, ведь есть много других граней. Думал поговорить с организаторами, чтоб представить что-нибудь другое в будущем.

— The Vaginas – довольно странное название. Почему так решил назвать проект?

Просто в голову взбрело. Я подумал, почему бы не назвать банду из одного человека, тем более мальчика, именно так.

— А сейчас сколько человек в группе?

Нас двое: барабанщик и я, певец. Барабанщик – Степа Сергеев, толковый парень, но бестолковый при этом.

— Какая программа была представлена на «Пермской волне»?

Не электронная музыка, а самый что ни на есть гаражный рок. Будет все, что есть в аудиозаписях и видео (прим. автора: в группе ВКонтакте). Ничего другого – раз позвали The Vaginas, значит, программа этого проекта и будет.

— Как ты представляешь себе образ своей аудитории?

Моя аудитория? Я и еще шестнадцать я?

Это случайные люди, случайные прохожие. Решили прийти, потому что «О, прикольно, кто-то играет».

Макс Патрушев2

— Ты зарабатываешь музыкой?

Нет, далеко нет. Если бы у нас была такая страна, где музыка приносила доход, было бы больше счастливых людей.

— У тебя есть какие-то площадки, где ты  выступаешь?

Нет. Надо создавать эту площадку, а мне не хочется этим заниматься. Когда музыкант начинает заниматься своим продвижением, он перестает быть музыкантом. Я просто на это не заточен. Не публичен, не общителен, замкнутый весьма и вообще затворник. Я не могу себя пропихивать и проталкивать.

— А почему бы не найти такого человека?

Моя жизнь на этом и строится, на поиске такого человека. Должен же быть кто-то, кто полностью проникнется материалом и тем, что происходит. У меня есть такой человек, близкий человек, а с близким человеком вести бизнес совершенно бесполезно. Мне нужен такой же энтузиаст, но при этом адекватный миру и обществу.

— А ты не адекватный?

Я адекватный в плане того, что не псих или больной какой-то, но обществу я, наверное, все-таки не адекватен. Мы идем врозь.

— Почему?

Так вышло.

Вот тут у меня студия, черная вся, я там живу. Мне достаточно того, что я общаюсь с самим собой. Хотя я могу спокойно поговорить с кем-нибудь, завести знакомство, выйти в публику. В конце концов, я преподавателем работаю.

— Преподавателем чего?

Преподаю менеджмент в шарашке рядом с ПГУ, в Пермском финансово-экономическом колледже и Пермском институте экономики и финансов.

— Почему ты пошел на экономиста, если хотел заниматься музыкой с детства?

Я считаю, что образование – это то, что каждый человек должен в своей жизни получить, поскольку это просто напросто развивает мозг. Если ты каждый день думаешь, это тебя к чему-то обязывает, по-другому мыслить начинаешь совершенно. А на экономический пошел, потому что на тот момент казалось, что это перспективно. Думал, буду работать по специальности. Но не стал. У меня вообще такого, чтоб с 9 утра до 6 вечера, Слава Богу, не было. Мне кажется, это убивает.

Макс Патрушев3

— Где ты ищешь вдохновение?

Я все писал в черной комнате, никуда не выходя. Вообще считаю, что музыкальным творчеством следует перестать заниматься, если начинаешь искать вдохновение извне. Все в голове. Можно же себя развивать как угодно. Много умею, много могу, поэтому мне не нужно ни событий, ни потрясений. Если я что-то захочу сделать, то сделаю. Происходящие озарения не связаны с внешними событиями.

— То есть, ты ведешь затворнический образ жизни. А как же веселая жизнь музыкантов с обилием алкоголя, дыма и тусовок?

Курить и пить я бросил не так давно. Раньше да, пил немерено. Курил лет с десяти.  Просто в один момент  не стало желания. А, в общем, байка верна для современных музыкантов. Верна именно в том, что этой байка. Ребята пытаются вусмерть  упиваться слабоалкогольным пивом и называть это «рок’ом»…К сожалению или к счастью, современные музыканты далеки от идеи саморазрушения. Они не очень. Я не верю никому. А насчет себя… Наверняка моя мама захочет почитать текст, поэтому без комментариев.

— Тебе вообще никто из современных музыкантов не импонирует?

Ну почему? Земфира, как ни странно. Я считаю, что она молодец во всех смыслах. У нее хорошие данные, она хороший мелодист, хорошо пишет и хорошо поет, выглядит хорошо. Не публичная, не звездит. Правильная селебрити на все сто.

Трики мой кумир, прям любимейший артист на планете.  Есть еще пара имен, но не буду называть. Двух хватит.

— Чем ты занимаешься в свободное от работы время?

Что назвать свободным временем?  Я должен быть свободен от чего? От себя самого?

На самом деле, много чем. Постоянно что-то делаю, чем-то занимаюсь. Доход мой тоже разными путями достигается. Сейчас у меня в студии тату кабинет.

Книги я читал только в детстве, сейчас не читаю. Начитался.

Честно говоря, я и музыку не слушаю уже давно. Во-первых, потому что сразу ее раскладываешь, как только начинаешь работать с аудиозаписями и микшированием, сразу в голове образуется система, схема. Во-вторых, просто не вижу удовольствия в этом. Надоела музыка.

— Чужая?

Да и своя тоже.

Да нет, все в порядке. Просто с ней у меня такие взаимоотношения. Я ее, видимо, одушевляю.

— Как девушку?

Как нечто. Как живое явление.

Есть какие-то дальнейшие планы?

Да, буду гнуть свою линию. Я пишу много электронной музыки, медленной, вдумчивой и очень грузной. По сравнению с The Vaginas, это совсем другая стезя.

 

Фото из личного архива музыканта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: