Несколько слов о толерантности

Янв 21 • Жизнь в городе, Слово редакции • 2351 Просмотров • Комментариев нет

 

Многие люди, считающие себя толерантными, на самом деле таковыми не являются. «Рыба» развеивает иллюзии и вскрывает очаги нетерпимости на примере конкретно взятого обывателя. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

В свете как последних (Мария Алехина и Березниковский суд), так и более давних событий коллеги-журналисты и просто знакомые все чаще упрекают меня в толерантности. Тут стоит разъяснить, что, в отличие от моего обычного круга общения, где толерантность – как мытье рук перед едой и регулярный душ – считается не то чтобы положительным явлением, а просто чем-то нормальным и необсуждаемым, люди, с которыми мне время от времени приходится взаимодействовать по рабочим вопросам, обычно, говоря о толерантности, не отказывают себе в удовольствии использовать слово «толерастия» и повторить его несколько раз для закрепления эффекта.

Так вот, после многочисленных разговоров об однополых браках, либеральных ценностях и прочих вещах (за неимением общих интересов круг тем для светской беседы обычно оказывается чрезвычайно узок – не личную же жизнь обсуждать) у меня возникло острое ощущение, что я совсем не толерантный человек. Как бы мне ни хотелось им быть и как бы часто мне ни бросали в лицо снисходительным тоном «толерантная ты наша», на поверку я даже близко не имею права приписывать себе это качество. Причин тому, как выяснилось, огромное количество.

Я совершенно не толерантна по отношению к националистам, решительно настроенным православным, тем, кто голосовал за Путина, шовинистам, монархистам, радикалам, ярым патриотам и всем, кто имеет привычку рассуждать про «великий могучий» и «страну, которая победила». Я не приемлю гомофобов, людей, которые позволяют себе называть геев «пидорами», как и тех, кто может сказать «чурка» или «черномазый» о выходце из Средней Азии. Им всем я не подам руки.

Мои уши – я не шучу – кровоточат при слове «либераст». Я с глубокой неприязнью отношусь к людям консервативных взглядов и в глубине души опасаюсь тех, кто ратует за «традиционные ценности», что бы под этим ни подразумевалось – слишком уж одиозна сама формулировка.

Я не толерантна к тем, кто стенает, что им смертельно надоели «пуськи», занявшие всю новостную повестку. Лучи ненависти шлю людям, которые рассуждают о том, что девушки из Pussy Riot неплохо попиарились, а мудаки-журналисты на пустом месте раздули целую историю. Какой же я толерантный человек, если я мысленно желаю страшных мучений своему знакомому, который радостно и с претензией на остроумие рассказывает о том, что Алехина – этакая фифа, пресвятая вегетарианка – имеет наглость не есть мясо в колонии, в то время дети в Африке голодают?

Кроме того, я вопиюще не толерантна по отношению к тем, чей уровень интеллекта и образования кажется мне не дотягивающим до некоего прожиточного минимума. Принцип «лишь бы человек был хороший» здесь не работает. Я убеждена, что глупым людям не место на этой планете. Я не толерантна к занудам, людям с плохим вкусом, тем, кто пренебрежительно отзывается о современном искусстве, редко моет голову и не умеет держать себя в руках. Никакая «тонкая душевная организация» и ранимость не заставят меня принять человека, который может посреди рабочего дня устроить сцену с бросанием предметов и повышением голоса.

Моего понимания также никогда не найдут те, кто безграмотно пишет, неправильно ставит ударение в слове «ножницами» и «ложит» предметы. Этих людей просто нельзя воспринимать всерьез и в идеале стоило бы лишить права занимать управляющие должности и голосовать на выборах.

Короче говоря, я полна ненависти и ужасающих предрассудков. Не исключено, что, будь у меня возможность, я бы подвергла означенные выше категории людей насилию и унижениям, так что их пришлось бы ограждать и защищать от таких, как я.

Мне бы хотелось пожить в параллельной реальности, где немногочисленные, но отважные гопники выходили бы на гомофоб-парады с плакатами «Смерть пидорасам!» и «Защитим наших детей от этой мрази!», а крепкие накаченные геи подкарауливали бы их за углом и профилактически били по шее, приговаривая: «Гомофобия – это болезнь!» Полиция бы смотрела на происходящее сквозь пальцы, но каждый раз заметала бы нескольких самых щуплых активистов (желательно, девочек). Иногда кто-то бы начинал рассуждать о правах гомофобов, но общественность бы только усмехалась: «Ну, что вы, в самом деле. Гомофобия – это противоестественно. Да и вообще их мало. Глядишь, сами вымрут потихоньку».

Ни о какой терпимости в отношении меня, конечно, не может быть и речи. А жаль. Иногда мне искренне хочется понять всех этих людей и по возможности примирить себя с ними. Наверное, тогда жизнь стала бы намного гармоничнее. Пока же, господа, называя меня «толерантной», помните, что вы мне безбожно льстите. При первой же возможности я не оправдаю ваших ожиданий.

Текст — Татьяна Гришина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: