Ода маме

Мар 8 • Интервью, Кинематограф • 788 Просмотров • Комментариев нет

Рыба продолжает цикл статей «Назад в кино» о пермской киножизни 60-70 гг. Сегодня герой публикации – Мария Александровна Ширяева, великая мама и харизматичный директор кинотеатра «Кристалл».

Коллектив нашего интернет-журнала поздравляет читательниц с Международным женским днем! Сегодня мы чествуем и просто юных, и вечно юных в душе девушек, а когда-то поздравляли только трудящихся. Такой была Мария Александровна Ширяева – трудящейся, озорной, бойкой и безмерно чуткой. На работе – директор кинотеатра «Кристалл» и пермский депутат, дома – гостеприимная мама.

Как быть идеальной женщиной, Мария Александровна, к сожалению, уже не расскажет. Зато расскажет ее дочь, Любовь Геннадьевна, постоянный зритель с самого нежного возраста, неутомимый романтик с самого детства. Читайте советы, набирайтесь опыта и, может быть, следующего 8 марта вы будете читать Рыбу в кресле директора кинотеатра.

Как стать директором кинотеатра

Маме нравилось учиться, что-то новое постигать. У нее не было высшего образования, она всю жизнь от этого страдала, но очень много читала, всем интересовалась. Если бы была возможность – она бы выучилась запросто, голова работала прекрасно, хватка была удивительная. С братом мама была очень дружна: когда война началась, без родителей бежали вместе из Белоруссии. На следующий день после побега в Березино мост уже разбомбили, люди остались в оккупации. Добрались они до Урала, до Шадринска, мама пошла работать на завод в 15 лет. Брат поступил в летное училище и маме помогал: приносил ей кусочек хлеба с изюмом, который выдавали курсантам, каждый из ребят от себя щепотку отдавал.

Конечно, стала директором не сразу. Сначала пошла работать в свой первый кинотеатр — «Луч» на КамГэсе, это было в 1957 г.  В «Луче» она работала кассиром, потом старшим кассиром, потом администратором в «Комсомольце», потом уже директором кинотеатра «Комсомолец». А затем её позвали в «Кристалл», она работала там до 1986 г., в кино – почти 30 лет.

Высшую партийную школу окончила, но вот именно образования высшего не хватало. Мама очень любила выступать перед публикой, у нее и речь была красивая. Правда, как приехала в Пермь, пришлось избавляться от белорусского акцента. Избавилась, выступала и выполняла зрительский план даже по самым «неходовым» агитационным фильмам. Получила орден «Трудового красного знамени».

Мария Александровна Ширяева в кинотеатре "Кристалл"

Мария Александровна Ширяева в кинотеатре «Кристалл»

Как быть хорошей мамой и ответственной начальницей

Мама любила людей, они ей никогда не надоедали, ни в молодости, ни в старости: уже плохо видела, но помнила телефоны коллег и друзей, всех обзванивала, это был ритуал.

Мама несколько раз была депутатом. Ну, а у депутата были определенные возможности – она выбивала квартиры своим работникам, тогда ведь годами ждали квартиры. Работала в 70-х главный инженер в кинофикации,  добрейшая девушка. Она как-то к маме пришла, а на ней новые сапожки, мама говорит «Какие сапожки красивые, где ты такие достала?». Та говорит: «Нравятся?», — и сняла, — «Забирай!». Мама отнекивалась-отнекивалась и взяла. Но и отплатила потом их.

Женщина, главный инженер, умерла внезапно, «сгорела» за считанные дни. Оставила по глупости сына прописанным в квартире под снос. Была суббота, никого не было на работе, но маме позвонили, сообщили. Она с паспортом сына пробежала по всем военкомам, прямо домой приходила, прописала в новой квартире – сбегала по паспортисткам. Все говорили, что не получится, но она всех нашла. Многим помогала с квартирами, каждому старалась ответить добром на добро.

Мы раньше жили тогда у гостиницы «Прикамье», и я рядом если иду, то все навстречу: «Здравствуйте, здравствуйте». Всю дорогу, до самого дома! Как-то и люди знали, кто директор кинотеатра, да и к кино по-другому относились, премьеры, обсуждения были, как-то она даже устроила закрытый просмотр фильмов Тарковского. Прямо в «Кристалле», были приглашенные, киномеханик была моя сестра, Елена. Мама взяла все эти фильмы, и мы целых три посмотрели за ночь. Рискованно было, запрещено!  И «Андрея Рублева» смотрели, и «Зеркало». И это в начале 70-х! Конечно, это было неофициально, закрытый просмотр, но очень ей хотелось — устроила для себя, для зрителей.

Но и воевала с кем-то, пьяниц не любила. На премьеру один раз много приглашенных приехало из Москвы, местное начальство пришло,- надо демонстрировать фильм. Она поднимается в аппаратную, а там все «в хлам»: и сменный инженер, и старший. Взяла их и в аквариуме с рыбками протрезвила! Не сорвали они тогда премьеру, но бывало разное, и строгой надо быть иногда.

Когда кинотеатр снесли, ей было очень грустно, но она понимала, что там большая проблема с крышей. Взяли «Кристалл» в частные руки, а проблема была такая, что просто ее было не решить, если бы можно было отремонтировать – мама бы это сделала. А это была конструктивная недоработка – крыша все время текла, обсыпалась, разваливалась. По-видимому, они помучались и решили все заново отстроить.

Надо было план выдавать все время, как-то крутиться, окупать кинотеатр. И ремонт надо было делать – то там, то тут что-нибудь отпадет. Мама даже устраивала ремонт ночами. Обычно директор руководит, но она работы не гнушалась, всегда в первых рядах, на субботниках, на уборках — чтобы к утру кинотеатр был открыт и работал. Она была настолько увлеченная, что нередко за счет своего времени оставалась: уходила рано утром и приходила в двенадцатом часу ночи. А платили ведь мало, вот она наварит нам пятилитровую кастрюлю борща из бычьих хвостов , и мы ее едим неделю.

Но дом был при этом всегда хлебосольный. Она была сиротой, детство тяжелое, поэтому любила всех угощать. Первым делом – накормить. Моя подруга говорила: «В вашем доме для меня всегда была тарелка борща».

Любовь Геннадьевна: "Это мое любимое фото. Мама всегда такой - с гордо поднятой головой, смотрит вперед и не унывает"

Любовь Геннадьевна: «Это мое любимое фото. Мама всегда была такой — с гордо поднятой головой, смотрит вперед и не унывает».

Лайфхак про любовь от двух поколений

Люди того времени, конечно, отличаются от людей сейчас. Тогда у нас было читающее общество, читали классику, читали современных авторов, иногда из-под полы доставали. Слушали музыку Высоцкого, которая была официально запрещена, и были фильмы достойные, было, куда ходить. Я считаю, что публика была более интеллектуальная, сейчас чаще в кино ходят за развлечением, а раньше это была пища для ума. В кинотеатр — как в библиотеку. Были и комедии, конечно, но в то же время люди после просмотра делились мнениями, обсуждали в зале. Немножко по-другому люди жили, другими интересами, сейчас уж очень материальное все стало. Не хватает какого-то доверия.

Мама была человеком по-хорошему доверчивым. Сама она вступила в партию и во все это искренне верила, что мы будем строить коммунизм, что все будет хорошо. Что говорили – в то и верила, но никогда не была коммунистом, который все себе тащит, все для себя. Отец был менее доверчивый, но ему и высовываться было нельзя – он был из семьи репрессированных.

На заре отношений, только познакомившись, ехали они вместе в поезде. Парень маме показался интеллигентным, всю дорогу рассказывал ей про книгу, которую прочитал. И вот прошло много лет, она поняла, что он ей «Графа Монте Кристо» пересказывал. Покорил!

Я с мужем, Толей, тоже познакомилась интересно. Мы с подружкой гуляли по Комсомольскому проспекту, зашли в кафе «Спутник». Сидели за столиком, пили молочный коктейль, подруга говорит: «Парень смотрит сзади, ничего». Ну я посмотрела, мне не больно понравился. Допили, встали и пошли. Они за нами. Мы на автобус – они за нами, мы из автобуса – они за нами, наглые такие! Я звоню в дверь, мама открывает,  увидела, что мы не одни, за нами стоят два парня. «Ой, мальчики, проходите!», они и проходят, мама давай их за стол усаживать. Ну у парней совесть взыграла, есть-то ему было неудобно. В 1966 г. мы познакомились, на майские праздники, мама как тогда раз стол приготовила праздничный.


Любовь Геннадьевна была тем самым молодым зрителем кинотеатра, которому так хочется посмотреть запрещенного Тарковского, пусть даже стоя за шторкой в зале. Мария Александровна, ее мама, — одушевляла кинотеатр и направляла. Почему кинотеатры были такими «любимцами» пермяков, почему пермяки казались романтичнее, смелее?

У меня есть одна догадка. Ключ к ней висит в гостиной Любови Геннадьевны — это репродукция картины Константина Егоровича Маковского «Дети, бегущие от войны» . Семейная реликвия, которую маме подарил брат. Мария Александровна столько пережила, столько перетерпела, что решила во что бы то ни стало бороться за свою жизнь, пусть в другом городе, пусть начиная с должности обычного кассира. Бороться и добиваться самых непростых задач, просто потому что можешь, просто потому что когда-то не осталась в оккупированной Белоруссии.

Достойное, ценное, важное не всегда приходит легко, женщины тоже получили право голоса вместе с нормированным рабочим днем далеко не сразу. Зато какой хороший праздник из этой инициативы получился – 8 марта. Пусть для вас, читательницы, это будет праздник весны, красоты и отдыха, пусть никакие трудовые заботы не отвлекают вас от чтения Рыбы и других приятных дел.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: