Однажды председатель, бомж и социолог… (история в четырех действиях)

Июн 6 • Жизнь в городе • 1806 Просмотров • Комментариев нет

Так случилось, что я социолог. Однажды, пошутив над преподавателем, я получила задание побеседовать с бомжом о его домашнем животном.

Нелепости этой ситуации добавил бы только вопрос, какой гарнитур у моего бомжа на кухне. Пробегав всю пасху по закоулкам города и сбежав от налетевшей на меня компании из шести бездомных мужчин, я все-таки сумела взять интервью у Александры, живущей на Комсомольском проспекте.

Действие первое. Собака, которая гуляет.

Личная жизнь у Александры насыщенней, чем у меня. И это с учетом того, что ей 45 лет, у неё нет стройной фигуры и ей плевать на современное искусство. Её часто меняющиеся поклонники живут в том же дворе вместе с ней и собакой Чапой.

Я: Как вы заботитесь о Чапе?

Александра: Это наша любимая собака. Во-первых, это самое, мы ухаживаем за ней, кормим, обязательно, прогулка у нее каждый день.

Прогулка каждый день? WTF? Будем откровенны, собака обречена гулять постоянно. Да, и ниже будет вступать подружка Александры с неоспоримым чувством юмора.

Я: А жертвуете ли вы чем-нибудь ради содержания Чапы? Продуктами, например?

Александра: Конечно, обязательно. Да, это в первую очередь.

Та самая подружка: Она, кстати, очень любит корм «Чаппи»

Я: А почему вы заботитесь о Чапе?

Александра: Потому что это моя дочка.

Я: Скажите, а является ваша забота о Чапе взаимной?

Александра: Да. Она за меня заступается.

Опять подружка: По утрам она очень любит, это, когда просыпаться, она начинает облизывать лицо.

Подпорчу всю романтику, но рискну предположить, что собаки элементарно нужны бездомным людям. Нужно же греться об кого-то холодной ночью. Да и в конце концов, даже бомжам бывает одиноко.

Я: Вспомните наиболее запомнившийся случай, связанный с Чапой.

Александра: Я да, могу вспомнить. У меня случай был, когда мы эээ с Чапой тута присели, к нам подходили. Она мужика покусала, он хотел ээ ко мне руки ээ, а она взяла и покусала его за меня.

Подружка: Б…ть.

Весь трагизм ситуации нарушила женщина, позже оказавшаяся председателем какого-то фонда по защите животных. Свалилась она на бедную голову Александры. Бедную – потому что две трети лица моей героини – гематома. Утром у нее был приступ эпилепсии. Она упала и теперь еле могла говорить. А тут еще и какая-то баба с криками пытается выяснить, что с ней случилось.

Действие второе. Неугомонная баба.

Председатель: Что случилось? Кто это сделал?

Александра: Никто. Меня эпилепсия взяла и упала.

Председатель: Где ты упала, ты так не могла упасть сильно. Ты просто упала, да? И так ударилась? Да не может быть, чтоб человек так ударился! Тебя ударили.

Александра: Да нет-нет-нет.

Вот ведь надоедливая. Не верит она моей Александре. Пусть скажет её опухшему лицу, что она не упала. Но навязчивая подружка стояла с таким глупым выражением лица, что ненароком можно было подумать, что либо она, либо герой-любовник что-то недоговаривают. Мне пришлось прервать эту перепалку, но тут горячая натура председателя переключилась на меня.

Председатель: Девушка, а можно спросить у вас, откуда вы?

Я: Я социолог.

Председатель: Я хочу потом с вами поговорить, если можно.

Что??? Только не это. Она ж мне полдня будет впаривать про бедных кошечек. Не люблю животных. И председателей. Но интервью продолжилось.

Я: В чем сложность вашей заботы о животном?

Александра: Вы знаете, я за Чапу совсем могу любого убить. Сразу говорю, я любого убью за Чапу. Это моя дочь.

Александра начинает ко мне подходить, а моя брезгливость начинает бороться с моралью, гуманизмом и прочими качествами, от которых стоило бы отказаться в этой ситуации. Да и упоминания об убийстве меня насторожили.

Я: Финансовые расходы на Чапу занимают значительную часть в вашем бюджете? Не в тягость ли вам они?

Александра: Да не, не в тягость.

Я: Были ли случаи, в которых вам бы хотелось избавиться от Чапы?

Александра: Нет.

Я: А что бы вы чувствовали, если бы Чапа нашла себе другого хозяина?

Александра: Я бы убила.

Слова об убийстве она произносит на удивление четко. Александра имеет достаточно путанное мышление, не говоря уже о речи, в которой пауза перед каждым словом. Но тут по ней соскучился её «парень», и мы закончили, по крайней мере, с Александрой.

Действие третье. Спасающаяся бегством.

Я оказалась недостаточно расторопной, так что председатель поймала меня и начала рассказывать мне на диктофон историю всей своей жизни. Чувства неописуемые. Словно эта несчастная женщина узрела во мне великого спасателя, который откроет миру правду о её заслугах. Как говорится, не случилось. «Бедные животные, подкармливаю, администрация не помогает, просидела над кроватью Александры в больнице, написала письмо куда-то там…» Прослушав её 15 минут, я удалилась метров на 300. И только почувствовала себя в безопасности, как она снова догнала меня. НЕЕЕЕТ.

Действие последнее. Мораль, наверное.

Как оказалось, беседа с Александрой – не самой страшное. Есть же председатель! Странно, но бездомная женщина бальзаковского возраста с проблемным здоровьем не жаловалась на жизнь, а здоровая «защитница животных» постоянно искала виноватых. Наверное, в её жалобах тоже «виновата администрация». Да вот только вряд ли они что-то изменят. Александра останется голодать, председатель продолжит жаловаться, а я опубликую это интервью.

Текст и фото – Екатерина Попова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: