Они повсюду

Дек 11 • Жизнь в городе • 2449 Просмотров • Комментариев нет

В середине ноября наш город посетил американский стрит-артист Марк Дженкинс.

Антропоморфные фантомы – реалистичные уличные скульптуры Марка Дженкинса, выполненные из скотча и прозрачной пленки, стали известны по всему миру после его участия в коллективной выставке стрит-арта наряду со звездами уровня Бэнкси. Скульптуры идеально имитируют человеческую фигуру, являясь, по сути, слепками с реальных людей.

Основной целью визита художника стало его участие в выставке ANONYMOUS, открывшейся в музее современного искусства PERMM. В режиме творческой мастерской он создал сюрреалистичную инсталляцию из двух скульптур «Boxed Out», которую можно увидеть в экспозиции. Инсталляция представляет собой этюд из жизни строителей, работающих на улице, и содержит свойственный Дженкинсу социально-критический подтекст. От реалистичности исполнения мрачноватой сцены рядовому посетителю музея становится не по себе: художник намеренно конструирует ситуацию, которая провоцирует зрителя на вопросы и размышления.

Обычно Марк размещает свои работы на улице. Современные города – не только эпицентры всего происходящего, но и сложные жесткие машины. Иногда цикл производства сбивается, и кто-то остается выплюнутым на обочину. Жизнь любого города можно сравнить с работой организма, у которого достаточно больных мест: неэффективная работа городских служб, неблагополучные районы и опасные городские окраины, люмпены и бездомные. Спешка и стресс делают человека нечувствительным к тому, что происходит с другими людьми, а визуальная засоренность замыливает взгляд. Для того, чтобы привлечь внимание людей и властей города к социальным проблемам, многие художники предпочитают размещать свои высказывания на улице, обращая внимание как раз на такие болевые точки.

Персонажи Дженкинса зачастую провоцируют прохожих на реакции, то и дело, проверяя их на бдительность. Основная задача художника – встряхнуть городского обывателя, порадовать его, удивить, заставить задуматься, а иногда и напомнить, что необходимо быть осторожным. Часто это и отвлеченные поэтические высказывания. Как любой уличный художник, Марк хорошо понимает, как устроен город и умеет взаимодействовать со средой. Размещая фигуру в пространстве, художник всегда конструирует определенную ситуацию: коммуникации или провокации, удивления или шока.

Установка скульптур – не только интервенция в городскую среду, но и своего рода социальный эксперимент: какова будет реакция жителей, какая участь ждет ненастоящих людей? Беззащитные скульптуры, созданные кропотливым трудом, оказываются один на один с городскими жителями, а тут добра не жди: как только пришелец из скотча и пленки будет разоблачен, тут же останется без одежды или обуви. По словам Марка, многие скульптуры разрушаются ради наживы или же просто из интереса. Но и здесь заложена провокация художника: способны ли люди не разрушать что-либо созданное другими и насколько просто для них уничтожить объект, столь близко напоминающий человека? Все самое важное происходит после установки скульптуры. Иногда это проверка чувства юмора горожан. В случае, если изображен человек, попавший в беду и нуждающийся в помощи, проверка человеческих качеств – отзывчивости, сочувствия, доброты. Марк часто записывает реакцию людей на видеокамеру.

Дженкинс успел поделиться опытом создания скульптур с группой пермских художников во время десятидневного мастер-класса. Статус художника для участия в мастер-классе был непринципиален, заявить свою кандиатуру мог каждый желающий. Первой стадией работы стало создание самих скульптур, которое включало снятие каста с фигуры реального человека (оболочки скульптуры из упаковочного скотча и плёнки), внешнее и внутреннее укрепление каста, создание каркаса для скульптуры. Второй стадией стали уличные интервенции, в результате которых участники мастер-класса должны были научиться работать с городской средой, точно размещая свои скульптуры, а также почувствовать знакомый только уличным художникам драйв от вторжения.

Скульптуры были установлены в центре города, а также в университетском городке и, как известно, были встречены жителями города крайне недружелюбно. Почти все фигуры, не защищенные стенами ПГНИУ были устранены к вечеру того же дня.

Мы спросили участников мастер-класса о том, как они понимают технику Марка Дженкинса, что они хотели выразить в своих скульптурах и как жители города отнеслись к неожиданному вторжению.

 

Наталья Ким, отборщик программ документального кино

«Палестина»

Я помогала Марку создавать скульптуры для выставки ANONYMOUS, мы обсуждали палестино-израильский конфликт, который тогда был в самом разгаре. К началу мастер-классов у меня возникла идея сделать скульптуру палестинской девушки, в отчаянии припавшей к стене. Она одета в соответствии с цветами палестинского флага. Идея неестественно развёрнутого тела символизирует положение палестинского народа. Надпись, которую наносили с помощью трафарета, переводится с арабского как «Мир хижинам, война дворцам». Таким образом, моя скульптура не только о Палестине, но и в целом о тех событиях, которые происходили не так давно в арабском мире.

Когда я увидела стену в арке рядом с ЦУМом, я поняла, что это то место, где поставлю скульптуру. Там было большое яркое граффити, скульптура смотрелась очень красиво на его фоне. Стена была в центре города, но арка как бы отделила ее от шума улиц, сделала пространство камерным.

Скульптуру унесли в течение получаса после установки, а трафарет остался. Такая реакция вызвана неприятием людей к тому, что им не понятно или не известно. Не понимаю, чем скульптура могла помешать магазину (подозреваю, что скульптуру унесли его работники).

Марк придумал уникальную технологию, которая доступна всем. Он ездит с мастер-классами по всему миру и дает людям импульс к творчеству. Я видела почти все скульптуры Марка на фотографиях и читала множество его интервью, общалась с ним. Для меня его скульптуры – это игра. Игра «на слабо» и «верю-не верю». А еще он привлекает внимание людей к пространству, в котором они живут, и к людям, которые их окружают.

 

Владимир Баландин, пролетарий дела

«Free Hugs», ПГНИУ

Моя скульптура выражает желание обнять. Ведь в день инсталляции был всемирный день объятий! Техника маэстро оказалась довольно проста, хотя и у нее были свои хитрости.

Реакция на скульптуру была неоднозначной: люди оборачивались и смотрели, но не каждый решался подойти и спросить. Многие интересовались – для чего это? Большинство людей выражало непонимание, при этом, не пыталось ничего понять, люди взирали на фигуры с неким недовольством. Я не видел, как устанавливались первые скульптуры, но судя по времени, за которое они исчезли, и по реакциям, с которыми их встречали, могу предположить, что люди не хотят проблем… Я устанавливал фигуру на территории ПГНИУ и после установки какое-то время наблюдал, как люди подходили к ней – им было весело видеть подобное. Девушки удивлялись, парни пытались шутить. По большей части, скульптуры маэстро несут в себе дружелюбный жест. Удивить, позабавить, отвлечь от серых будней.

Александра Бубнова, графический дизайнер

«Пронзающий дерево человек», ПГНИУ

Человек пронзает дерево и пытается сделать вид, что он вписался в среду, держа в руках ветки. Скульптура создана для того, чтобы ее заметили, удивились и улыбнулись от неожиданности. Многие прохожие смеялись во время ее установки. Я бы даже сказала, хохотали. Но был и один что-то подозревающий профессор, который угрюмо разглядывал ребят на вышке во время монтажа. Он явно не доверял всему происходящему. Многие спрашивали для чего это, на что я отвечала: чтобы развлечь вас. Марк молодец, придумал отличный впечатляющий ход, и с ним можно работать до смерти.

Виталий Рахимов, студент строительного факультета

«Загляни в себя», ПГНИУ

Скульптура направлена на самоанализ. Часто ли люди задумываются, насколько их представления о себе соответствуют реальности, не врут ли они себе? Вот и моя скульптура решила посмотреть на свое лицо со стороны, а оно оказалась лишь белой маской, внутри которой черная пустота. Установлена скульптура в библиотеке – месте, где люди открывают что-то новое. Иногда и себя.

Я считаю, что такие скульптуры, иногда до жути реальные, дают возможность поставить себя – зрителя – на место инсталлируемого объекта. Скульптура – это провокация подумать. На монтаж люди реагировали по-разному: некоторые не особо одаренные взывали к аллаху, кто-то улыбался и спешил сфотографировать. Сколько людей – столько и реакций. Воркшоп объединил совершенно разных людей (бригадир электриков, студент-строитель, журналист, художник, учитель и Марк Дженкинс) в одном котле с общей целью – сделать что-нибудь стоящее.

Мари, студентка философско-социологического факультета

«Fight!»

Изначальная идея – показать противоречивость человека, борьбу его внутренних сил, борьбу с самим собой. Борьбу, в которой нет победивших и проигравших, так как тело едино, внутри тебя нет разделения на силы добра и зла, потому что ты никогда не знаешь, что для тебя лучше. Это опыт посмотреть на себя со стороны. Скульптура была установлена у арт-объекта «Власть», потому что во все времена люди ее, власти, всегда жаждали больше, чем денег и всего остального, люди всегда хотели влиять на других и подчинять их себе.

Как скульптуру убрали, мы не видели, но, скорее всего, охрана ЗС постаралась. После установки все, кто создал скульптуры, были рады, было уже не так важно, что твою скульптуру унесли через 10-20 минут.

Петр Стабровский, дизайнер, художник

«Руки Ленина»

Студенты периодически отламывают руку Ленину, сидящему рядом с Горьким перед вторым корпусом ПГНИУ. Вместо руки ему приставляют нелепую перчатку, наполненную цементом. На памятник прикреплена табличка с надписью «Куда уходят руки Ленина?» А руки Ленина теперь располагаются по всему университету. Исходя из идеи проекта, руки будто бы не отламываются студентами-вандалами, а сами уходят и живут своей жизнью в студенческом городке.

Марта Пакните, журналист

«Sad Face Tribute»

Это попытка взаимодействия со средой, с городским контекстом. «Черные человечки» оккупировали фасады зданий прошлой зимой и всерьез обеспокоили многих. Художника искали, местные СМИ пробовали раздуть из этого инфоповод. Это первое вирусное граффити в нашем городе. А здесь он вроде как висит на фасаде готовенький – поймай меня, если сможешь. Это такая провокация для бокового зрения прохожих, работа о нонконформизме.

Об этом художнике я написала пару текстов, «Sad Face Tribute» – новая пространственная форма рефлексии по поводу его работ и одновременно виртуальный привет уличному художнику. Каст для скульптуры, кстати, и правда снят с автора «Sad Faces» – это его точная копия, и толстовка с кедами, в которые была одета скульптура, также принадлежали автору плачущих человечков, в этой одежде он и нарисовал большинство работ.

 

Фото — Марина Пугина, Равиль Мусалев, Егор Пигалев, Алексей Гущин/prm.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: