Парк очёрского периода

Май 3 • Личный опыт • 2460 Просмотров • Комментариев нет

В Очёре я за всю жизнь бывал всего трижды. Не так уж и много для пермяка, интересующегося родным краем. С другой стороны, не так уж и мало, учитывая, что делать-то в Очёре особо нечего.

Хотя, смотря с чем сравнивать. Впервые я попал в этот городок довольно давно – проводил какой-то незначительный социологический опрос, посвящённый никому не нужной теме. Тогда я бродил по городу целые сутки, и единственное, что я сейчас помню из той поездки – явление мусоровоза. Видимо, в некоторых дворах Очёра нет мусорных свалок, поэтому избавление от бытовых отходов происходит по интересной системе: во двор заезжает мусоровоз, громко гудит, и вскоре к нему начинают стекаться люди с мешками. Вокруг мусоровоза возникает шумная возня и ажиотаж. Тогда я подумал про себя, что дело тут вовсе не в мусоре, а в том, что у людей во дворе произошло какое-никакое событие. И был, наверное, не так уж далёк от истины.

DSC_2774-2

С тех пор многое изменилось. Не случайно фоторепортаж, который я привёз из Очёра в 2010 году, съездив туда по рабочей надобности, в редакции довольно остроумно назвали «Пиар на костях» (сам-то я, конечно, не додумался). Очёр озаботился собственным брендом, и в результате в городе появился «Парк пермского периода». В середине прошлого века недалеко от Очёра были найдены отлично сохранившиеся скелеты звероящеров, и именно звероящеры спустя 60 лет обеспечили Очёру собственный бренд. На территории «Парка пермского периода», вплотную прилегающего к местному краеведческому музею, были установлены железные скульптуры динозавров, а для самых маленьких – даже детские горки и качели в виде динозавров. Получилось, кстати, весьма прилично.

Сам по себе краеведческий музей тоже заслуживает внимания – хотя, признаться, я захожу в него только потому, что до автобуса ещё много времени. Впрочем, многие, наверное, так делают – непосредственная близость музея и автовокзала должна быть на руку музейным работникам.

Внутри музея тоже царит «Пермский период» — ящерам посвящена отдельная экспозиция. Главный её экспонат – динозавр в натуральную величину. Если на витрине с ним нажать нужную кнопочку (эту почётную обязанность исполняет музейный работник), то динозавр начинает двигать глазами, трясти головой и рычать. Не бог весть какие спецэффекты, но дети, конечно, очень радуются.

Здесь же стоят весы, которые высчитывают вес посетителя в эквиваленте разных других зверей. Можно взвеситься в эстемменозухах, зайцах, медведях, мышах и даже в неких доисторических «очёриях Нецветаева». Хитрый аппарат насчитал во мне пятьдесят четыре очёрии.

В целом вся экспозиция смотрится довольно наивно. Так и представляю, стоя на весах и высчитывая себя в зайцах и медведях, как этот проект обсуждался в кабинетах очёрских властей и с каким благоговением звучали слова «интерактивный», «туристический» и «креативный». Впрочем, это я всё со зла – для небольшого краевого города всё это действительно очень достойно. А я просто насчитал в себе многовато очёрий и расстроился.

Да и не только динозаврами интересен музей. Есть тут, скажем, отдельный зал, в котором проходят творческие выставки детей школьного возраста – в основном, воспитанников интернатов. Чаще всего это живопись и настенные панно (кстати, очень красивые), но есть и скульптурные композиции – вот, например, сделанные из папье-маше герои сказки «Колобок» в полном составе. Даже сам колобок – он в центре на подставочке, чтобы опять не укатился куда-нибудь. Бабка, дедка, а также все звери выглядят довольно интеллигентно – кроме зайца, для которого заботливыми детскими руками вышит спортивный костюм «Адидас» с логотипом и лампасами. Из-за этого заяц кажется довольно дерзким.

После музея остаётся ещё немного времени, и я иду в храм – благо, до него всего пара десятков метров, в Очёре всё близко друг к другу. Во время прошлого посещения города я заходил туда пофотографировать. Батюшки тогда на месте не оказалось, и пришлось спрашивать разрешения у тетки, которая торговала свечами и иконами. Она связалась с батюшкой и передала мне розовую моторолку, по которой я и получил его благословение. Никогда ранее не получал благословений по розовой моторолке. Тетка, правда, на этом не успокоилась и выставила условия — раз уж я снимаю, то пусть я потом распечатаю эти фотографии размером А4 и пришлю им. А то у них выставка в храме скоро, а денег на распечатку нет.

-А то ведь знаете как, — рассказала тетка, — мы однажды в монастыре на кухне работали, послушание у нас было такое. Отработали — захотелось сфотографироваться. Нам одна монахиня запретила. Но мы не успокоились, вторая нам разрешила и мы поснимали. Приехали домой — все фотографии черные.

Я тогда ещё подумал, что если на плёночном фотоаппарате плёнка засвечивается, то в зеркальной камере может по божьей воле с картой памяти что-нибудь случиться, а то и с матрицей, ещё того хуже. Поэтому спорить не стал, распечатал дома фотки и выслал по указанному адресу.

Проверить, дошли ли фотографии, не удалось – на этот раз на месте нет не только батюшки, но и торговки и вообще никого. Храм всё так же стоит в строительных лесах. Из нового за два года – только приклеенный на ворота храма листочек с той цитатой из библии, которая запрещает женщинам рядиться в мужское и наоборот, мотивируя это тем, что Господу мерзко.

— Чего не зашёл-то? – спрашивает сидящая на скамейке у храма женщина, когда я прохожу мимо.

— Так закрыто всё.

— Ничего не закрыто, служба должна быть по расписанию сегодня, в пять часов.

— Закрыто, — повторяю я.

— Ясно. Всё разворовали, — загадочно говорит женщина.

Пройдя ещё несколько десятков метров, я оказываюсь у солнечных часов – это довольно известная очёрская достопримечательность. На оградке, возведённой около часов, сидит мужик и пьёт пиво, а рядом бегает ребёнок.

Часы почему-то идут неправильно. На них четыре, а на самом деле шесть.

— Отстали, — машинально говорю я сидящему на ограде мужику.

— Ничо не отстали. Они просто по Москве показывают.

— В смысле, по Москве? А зачем?

— Ну их же сюда из Москвы привезли.

— И чего?

— Ну…

Мужик отвлекается на ребёнка, и я стесняюсь дальше расспрашивать – хотя всё равно непонятно, почему часы не перевели, раз уж перетащили в другой часовой пояс (ничего такого на самом деле и не было, часы отлили здесь же, в Очёре, в конце позапрошлого века, но тогда всё становится ещё непонятнее). Так или иначе, этот странный разговор меня радует – хорошо, когда вокруг достопримечательностей формируется своя мифология, пусть даже довольно нелогичная. Или своя традиция – у железных динозавров в очёрском парке уже натёрты до блеска носы, хвосты и гребни. Значит, прижились.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: