Правильные вопросы

Ноя 20 • Книжная индустрия • 978 Просмотров • Комментариев нет

Вчера умер Борис Стругацкий. Лада Сардак решила разобраться в том, какую эпоху мы оставили позади.

Белое поле после этой фразы очень долго оставалось незаполненным — а что тут скажешь? Умер человек, который олицетворял целую литературную эпоху. Человек, который вдвоем с братом создавал совершенно уникальную фантастику в условиях тоталитарного государства. Человек, который стал одним из создателей мира Полудня, мира, в котором хотелось бы жить. Мира, который мы могли бы создать, но как-то не срослось.

Смерть Бориса Стругацкого — будто конец эпохи. Как будто только теперь наша страна перешла в хваленый XXI век, ведь фантасты всегда пишут о будущем, до которого они вряд ли доживут. Ну вот, будущее наступило. Можно достать свой айфон и посмотреть на нем клип Кэти Перри в HD-качестве. А потом, листая наивные старые книжки о будущем, посмеяться над перфолентами и микропленками, которыми наградили компьютеры ушедшие писатели.

И ведь посмеются. А зря, в сущности. Потому что дело не в ядерных звездолетах и ненавязчивом, дружелюбном коммунизме, а в том, что Борис и Аркадий Стругацкие одни из немногих, кто заставлял думать, мастерски вплетая в развлекательный сюжет сложнейшие философские дилеммы. А еще у них получалось делать это, не впадая в нравоучения. Наверное, братья Стругацкие просто умели задавать правильные вопросы.

«Почему мы все-таки и несмотря ни на что должны идти вперед? А потому, что позади у нас — либо смерть, либо скука, которая тоже есть смерть» (с) Аркадий и Борис Стругацкие, «Град обреченный»

И получается так, что на Земле стало одним мертвым великим писателем больше.

 

Текст — Лада Сардак

Фото с сайта hro.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: