«Продюсеры всё-таки тоже думают о спасении души»

Июл 19 • Интервью, Кинематограф, Театр • 1345 Просмотров • Комментариев нет

Любовь Мульменко – сценарист и драматург родом из Перми. На ее счету несколько театральных постановок и работа в полнометражном кино. В Перми Любовь провела мастер-класс по сценарному мастерству и поговорила с «Рыбой» про свои отношения с городом, роль больших расстояний и независимый российский кинематограф. 

– Как вам в Перми? Изменился ли город после того, как вы отсюда уехали? Следите ли вы за тем, что здесь происходит?

– Я не слежу за пермской повесткой специально. Я, в общем, радуюсь, что с тех пор, как мы перестали делать «Соль» (интернет-газета www.saltt.ru), у меня больше нет необходимости постоянно мониторить новости и анализировать происходящее. Но у меня богатая фейсбучная лента, и я всё равно узнаю о каких-то событиях: о том, что Марата сняли (Марата Гельмана, бывшего директора музея современного искусства PERMM – прим. ред.), что Пилорамы не будет, что урезали бюджет фестиваля «Флаэртиана».

Меня никогда не интересовала пермская культурная политика сама по себе. Зато меня всегда настолько сильно интересовали мои частные отношения с городом, с теми, кто в нем живет, что на эти изменения я и обращаю внимание, когда приезжаю в Пермь. Если следовать этой эгоистической логике, то лично мне вот, например, удобнее, чтобы эспланада была пустой, чтоб на ней росла травка. Потому что именно так она выглядела, когда я в 17 лет ходила через нее от улицы Ленина на горку, где улица Коммунистическая: там жил мой друг Алеша, там стояло большое дерево, и мы у этого дерева пили пиво. Поэтому мне приятно, если на эспланаде просто газон и тишина. Хотя я понимаю, что все это глупости, и что здорово, когда там есть фестиваль «Белые ночи» и толпа оживленных людей.

– Где вам комфортнее жить, в Москве или в Перми?

– Комфорт вообще не фактор. Жить надо не там, где «комфортно», а там где нужно. И мне кажется, что мне сейчас オンライン カジノ нужно жить в Москве, потому что тут живут друзья, мужчина, работа живет. И еще потому что все это не живет у меня сейчас в Перми, ну кроме нескольких товарищей разве что. С городами немножко как с родителями: пока ты с ними online casino australia живешь, ваши отношения, скорее всего, намного хуже, чем если вы видитесь редко. Когда вы уже разъехались, ты вдруг начинаешь с ними разговаривать и понимаешь, что они какие-то особенные, отдельные от тебя люди и при этом очень дорогие. Такой «гостевой брак» – он как-то интереснее, устойчивее.

– «Комбинат “Надежда”» – это ваш первый опыт в полнометражном кино?

– Да, это первый опыт.

– В какой стадии сейчас работа? Когда картина появится в прокате?

– Прокатная судьба фильма начнется после того, как закончится фестивальная. В конце года, видимо, будет премьера на одном из европейских фестивалей. В кинотеатрах он появится, думаю, в первой декаде 2014-го.

– Что происходит сегодня в российском независимом кинематографе? Насколько продюсерам интересно инвестировать в откровенно не кассовые фильмы?

– Если фильм малобюджетный, продюсеры довольно охотно соглашаются. Они все-таки тоже думают о спасении души, у них есть какие-то амбиции. Если продюсер достаточно зарабатывает на коммерческом производстве, то почему бы ему не инвестировать в ваш фильм и не прослыть, благодаря этому шагу, тонким, благородным, понимающим человеком. Тем более что продюсеры не так уж сильно рискуют, вкладываясь в малобюджетные картины. Такое кино отбивается просто продажей на телевидении. Тем более, если у продюсера свое производство, и не надо платить на сторону за постпродакшн.

– А насколько в принципе адекватно деление на независимое и, скажем так, «зависимое» кино?

– Мне кажется, как и многие другие «деления», оно довольно бессмысленно. Что мы начинаем знать о фильме такое, если вдруг нам сообщают что он независимый? Ну, допустим, мы начинаем думать, что он, наверно, пытается говорить с нами о серьезных вещах. Наверно, там этого нет, того нет, cего нет. Но ведь это совершенно не означает, что фильм хороший.

– Вы работали и со сценариями, и с драматургией. Что вам ближе, кино или театр?

— Это разные истории, там разные зоны мозга активируются. Мне, пожалуй, больше нравится кино. Я его лучше чувствую, и потом, в кино можно делать какие-то тонкие вещи, которые в театре делать нельзя. Хотя, не то чтобы совсем нельзя: современный театр работает с видеопроекциями, можно делать крупные планы. На NET (фестиваль нового европейского театра в Москве – прим. ред.) в прошлом году привозили немецкий спектакль «Кристина», и там вообще непонятно, театр это или кино. Во время спектакля прямо на наших глазах снимается фильм с нескольких камер и проецируется на экран.

Еще, допустим, я недавно ездила на лабораторию «Культпроекта» и Центра им. Мейерхольда – это была попытка познакомить продвинутых режиссеров театра кукол с современными драматургами. Я раньше думала, что театр кукол – дурацкая совершенно история, что это обязательно куклы, которых актеры грубо двигают и дурными голосами за них вопят. А оказывается, это восторг, это театр безграничных возможностей. Куклы – почти так же круто, как кино или анимация. Ты для театра кукол можешь написать все что угодно, потому что у кукольников на сцене, как в мультике «Пластилиновая ворона», все может во все превращаться. Можно сделать совершенно невероятный, сложный, психоделический такой спектакль.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: