Сергей Пойдо: весь мир стал «глобальной деревней»

Ноя 28 • Интервью • 4742 Просмотров • Комментариев нет

Марта Пакните поговорила с Сергеем Пойдо, создателем интернет-издания The Village, о том, как выжить в сети, изменились ли новые медиа за последние несколько лет, зачем нужны локальные новости и что ждет интернет-медиа в обозримом будущем.

— Давайте с самого начала, как вообще пришла идея запустить The Village?

Была потребность в городском издании, в изменении городского пространства. Большинство городских СМИ тогда не отвечало требованиям аудитории. В момент запуска городом правил Лужков — поверить в какие-либо реальные позитивные изменения было довольно сложно. И тут запускается The Village и начинает писать про то, что все возможно, что город можно переделать своими руками, про подход «снизу». То есть предлагает довольно радикальную и оптимистичную позицию — хочешь изменить город, делай это самостоятельно, не дожидаясь ЖЭКа, городской администрации или мэра. Уровень ожиданий горожан был настолько низкий, что, чего ни сделай — проект с велодорожками и парковками или какой-нибудь материал про новые гастрономические кафе — все вызывало очень теплую реакцию. Дальше пришла собянинская администрация и подхватила этот запрос на изменения.

вилладж

— Как изменились новые медиа с момента своего появления — я имею в виду не только технологический аспект нахождения СМИ в сети, но и содержательную сторону?

Все стало обладать медийными свойствами, все получило возможность разговаривать — человек, бренд, продукт или СМИ. И все они конкурируют за внимание. Значение СМИ как бренда в связи с этим сейчас ничтожно. Восприятие материала в сети сильно изменилось. Людям уже не очень важно само СМИ, теперь для них важно, как им была доставлена та или иная информация, статья, от кого и когда. Люди в фейсбуке и твиттере превратились в кураторов медийного контента. Условно говоря, сегодня я читаю то, что попадает в область интересов моего социального круга. Весь мир в этом смысле стал глобальной деревней, о которой писал Маршалл Маклюэн. Эта деревня не имеет географических границ, она формируется согласно вашим интересам.

Изменения произошли и со стороны организации и потребления контента: медиа по организации своего интерфейса и дизайну все больше походят на сервис. Они перестают симулировать внешний вид бумажных или аналоговых СМИ. Посмотрите, например, на Quartz, редизайн TNW или New Republic. У людей же появилась еще одна поведенческая модель по отношению к контенту — теперь они стали собирать, копить и структурировать контент. Видишь статью — добавляешь ее в Pocket, сохраняешь цитаты в Evernote.

— Изменился ли круг тем новых медиа с возникновением этой конкуренции за внимание? Какие качественные отличия от традиционных СМИ проявились за это время?

Давайте вообще разберемся, что такое «новые медиа». Первоначально так называли новую модель вещания, отличную от аналоговых и печатных моделей вещания. То есть — электронные СМИ. При переходе в диджитал, мне кажется, круг интересов никак не меняется. Но, так же как и в аналоговых СМИ, есть темы, которые потребляются больше: социальная тематика, безопасность, происшествия, секс, юмор. В интернете это самые «лайкоемкие» темы, это читают, это будут читать. Аудитория у этих тем в интернете в разы больше, чем в оффлайне. Это опять же связанно с тем, что доставку и распространение такой темы осуществить легче, этим занимаются сами читатели.

Но это темы «безаудиторного» СМИ, они не формируют лицо медиа

Вот есть новостное СМИ. Если, к примеру, взять Gazeta.ru, то одна и та же новость этого ресурса может быть прочитана мной и клерком из «Газпрома». У новостных изданий нет целевой аудитории, их аудитория максимально широка. Аудиторию Gazeta.ru ты не опишешь, а аудиторию сайта Slon.ru или The Village представить вполне можно. Тут тоже могут быть происшествия, могут быть темы про безопасность, но есть какой-то смысловой или стилевой фильтр, через который все эти темы прогоняются. Такие медиа создают или воссоздают для своей аудитории определенные ценности.

— Должны и могут ли такие медиа отражать интересы социальных групп?

Я уверен, что информация меняет сознание, потому несет социальную функцию. Но, при этом, журналистика не должна превращаться в политический инструмент, либо активизм, отстаивая одну точку зрения. Общественно-политическое или новостное СМИ должно беспристрастно передавать ту или иную информацию: быстро, точно и с определенным стилем.

— Это и культурных, и лайфстайл СМИ касается?

Культурное или лайфстайл СМИ создают контекст и ценности для своей аудитории.

— Как вообще изменились функции журналистики в связи со всеми этими процессами?

Никак. Мне кажется, современный журналист должен быть идеалистом, иначе журналистика превратится в индустрию по производству услуг.

the village

— Какие требования медиа нового типа предъявляют сегодня к журналисту? Сколько человек необходимо для того, чтобы обеспечивать нормальную работу редакции?

В The Village, мы, к примеру, начинали с редакции из шести человек. И этого было вполне достаточно. Если говорить о навыках, то теперь журналист должен быть этаким универсальным солдатом, ведь в сфере передачи информации ты теперь конкурируешь не только с другими СМИ, но еще и с людьми, ведь есть твиттер, инстаграм, блоги, фейсбук, куда люди постят новости первыми. По показателю скорости медиа могут проигрывать, и для того, чтобы журналист мог конкурировать с условным блогером, нужно умело пользоваться всеми современными технологиями: уметь отредактировать текст, смонтировать видео, сделать фото, отфотошопить, сверстать, запостить в админке сайта, быстро опубликовать материал и распространить его.

— А еще что?

Если говорить про аудиторные СМИ, то нужно точно понимать, для кого вы работаете, кто ваша аудитория и что нужно именно ей, на каком языке с этой аудиторией говорить. Нужно четко описать вашего читателя, представить его портрет. Что ты даешь читателю, зачем он должен к тебе ходить каждый день?

— Что будет происходить с медиа в интернете в обозримом будущем?

Дальше медиа будут сегментироваться все больше и больше. Раньше существовали крупные игроки — New York Times, Guardian и так далее; средний сегмент, в который попадали все лайфстайловы, тематические и культурные медиа, и были совсем маленькие гиперлокальные медиа. Скоро весь средний сегмент почти полностью исчезнет. Все заберут сервисы. Это уже происходит. Звезд теперь можно читать в Твиттере, какие-нибудь модные съемки с вечеринок смотреть в Инстаграме, для передачи и отчуждения профессиональных знаний есть Quora и Medium. И так далее. Пропала необходимость в посредниках, в этом сегменте журналисты просто не нужны.

Всем медиа из среднего сегмента придется стать гиперлокальными

Локальными по географическому признаку или по тематике. Вообще, мне кажется, что с традиционными медиа в ближайшем будущем ничего интересного происходить не будет.

— Возможна ли успешная работа такого гиперлокального медиа в Перми, Екатеринбурге, любом другом российском городе-миллионнике?

Конечно. Состояние городских СМИ в регионах — ужасное. Хотя на информацию там есть огромный запрос, и эта территория совсем не закрыта.

— Colta.ru собирает деньги краудфандингом, «OpenSpace» закрыт по причине нерентабельности, как подобному сетевому проекту не умереть с голоду, ведь баннерная реклама приносит совсем небольшой доход?

Баннерная реклама — пока самая понятная модель монетизации для медиа. Но просто баннер на сайте сегодня уже ни о чем не говорит, не создает сопричастности человека к бренду. Есть еще специальные проекты, когда медиа готовят контент при поддержке бренда. Контент, созвучный с идеей бренда, создается редакцией, а бренд — платит.

еда

Но есть и другая история, когда бренд самостоятельно создает сообщество вокруг себя и рассказывает историю. Показательный пример – компания Red Bull. Они понимают, как рассказывать свою историю, через какие каналы. Выстраивают платформы для экстремальных видов спорта и музыки, а дальше — медиа и фестивали. То есть это не просто Storytelling, это уже Storydoing. История должна работать на продвижение реальных действий компании. Маркетинг делает крен в сторону полезности и социальной активности, если маркетинг не несет в себе пользы, он просто не вступает в коммуникацию с потребителем, а значит, не работает.

— Как реформирование административного кодекса, в частности, новые законы, связанные с информацией, и общее ужесточение цензуры, отразилось на работе интернет-СМИ?

Государства в какой-то момент упустили развитие интернета и контроль над ним, естественно, они теперь не понимают, как им быть в ситуации, когда все стало публичным. Каждый получил возможность публичного выражения мнения. Раньше такого не было: перед государством было какое-то абстрактное общество, его вообще не было видно.

Все эти арабские события, где для людей отпала проблема коммуникации и они самоорганизуются и выходят на улицы, — это продолжение процесса возрастания открытости. Ведь для того, чтобы сегодня быть в коммуникации с большим количеством людей, достаточно твиттера или фейсбука. Раньше существовала коммуникация по принципу пирамиды — «от одного ко многим», от медиа, в чьих руках были все информационные ресурсы, к читателям.

Сейчас коммуникация идет по принципу «многие со многими», и это необратимый процесс

— Если говорить о возникновении городских проектов, то за кем сила: за специалистом, которого подготовила условная «Стрелка» или за городским активистом?

Есть два подхода: «сверху» и «снизу». Подход «снизу» — когда собирается группа людей, объединенных общими интересами, и они вместе предпринимают действия для того, чтобы что-то изменить. Прекрасный пример — парк «High Line» в Нью-Йорке, когда жители сами организовали сообщество «Друзья Хайлайна», сами привлекли специалистов, спроектировали парк, собрали деньги и реализовали проект. Таким образом, общество само себя конструирует.

Традиционный российский подход — подход «сверху», при котором власть совершенно не понимает потребности горожан и находится в отрыве от них. Поэтому возникают истории, подобные вашему пермскому культурному проекту, когда пришел Чиркунов, притащил с собой культурных и образованных экспертов и наказал всем пермякам быть такими же культурными и образованными.

— Если ты запускаешь нечто экспериментальное, возможно ли спрогнозировать, выстрелит проект или нет?

Нужно всегда очень четко понимать, что ты делаешь и для кого — куда эти люди ходят, что едят, что они думают, и следовать этому пониманию. Если вы видите группу людей, которым этот проект будет потенциально полезен — берите и делайте. Но в центре внимания всегда должен быть человек, потребитель продукта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: