Слепой, феминистка, еврей, граффитист

Фев 11 • Жизнь в городе • 2896 Просмотров • Комментариев нет

«Рыба» публикует некоторые истории, записанные на «Живой библиотеке», где люди с необычным жизненным опытом делятся своими взглядами на мир и пытаются разрушить стереотипы, существующие вокруг различных социальных групп. Формат «Живых библиотек», где читатели могут пообщаться с «книгами», давно практикуется на западе. В Перми «Живая библиотека» проходит во второй раз, и, судя по всему, вызывает все больший интерес. Организаторы намерены продолжать проводить подобные встречи, расширяя круг затрагиваемых сфер и проблем.

Слепой: «Чего не хватает зрячим? Быть может, тактичности и внимательности»

Когда моё зрение составляло пять сотых, я ходил без трости и никого не напрягал.

Тотально слепые люди (слепые от рождения) цвет могут воспринимать только опосредовано: через вкус, тактильные ощущения. Поэтому их очень легко обмануть. Они могут принять, к примеру, запах листвы за зелёный. И всё же зелёный как таковой для них недоступен.

Незрячие на компьютерах для меня как боги. Существуют ведь голосовые программы, можно выходить в интернет. Тоже пытаюсь, но мне пока далеко до этого.

Мы, нашему руководству из общества слепых, предлагаем человек двести из города собрать и пройтись по Комсомольской площади. Заявить о своём существовании. Наше руководство пока на это не идёт: не считает нужным.

Для не зрячих сейчас комментируют фильмы, не знаю, приживётся это или нет: в фильмах ведь много немых сцен, а так незрячий может проследить сюжет. В школе, а она у нас было не далеко от кинотеатра «Кристалл», мы ходили на все премьеры. Наши учителя садились с тотально слепыми и на ушко комментировали фильм. Многим нравилось.

Чего не хватает зрячим? Быть может, тактичности и внимательности. Мы как-то с женой покупали телевизор в кредит, нам его помогала оформлять молодая девушка лет двадцати. Она на полном серьёзе спросила тогда: зачем слепому телевизор? Ну, что делать, я улыбнулся.

Феминистка: «Не важно, мужчина вы или женщина, это идеология для всех, кто разделяет свободу выбора и равенство»

Значит, мне 30 лет, я разведена, собираюсь замуж через месяц, у меня нет детей, я работаю достаточно много и активно в сфере образования — преподаю. И я занимаюсь феминизмом, но скорее не как политической деятельностью: у нас в Перми нет соответствующих организаций, невозможно в современных условиях выйти на феминистский марш.

Я занимаюсь феминизмом в науке: в школе начала писать реферат об истории женского движения, потом в университете защитила диплом и диссертацию по этой теме. Именно поэтому долгое время я себя феминисткой не считала, я говорила: «я не феминистка, но я разделяю феминистские принципы». Года два назад я призналась себе, что просто боюсь этого слова. И сейчас, если меня спрашивают, я гордо говорю, что я феминистка.

Что это значит для меня? Защищать равные права мужчин и женщин, а также защищать равные права любого человека рядом с другим, то есть на деле я выступаю не только против сексизма, но и против расизма, национализма, гомофобии, эйджизма (дискриминация взрослых людей по отношению к более молодым — прим. ред.). Все возможные дискриминативные практики я отрицаю. Я считаю, что каждый человек уникален как личность, и общество не в праве навязывать ему ту или иную модель жизни.

Быть феминисткой для меня означает признавать право человека выбирать модель жизни. К примеру, если какая-то женщина рада сидеть дома, воспитывать троих детей и ждать мужа с работы, и ей от этого хорошо, то замечательно, я за нее только рада. Но если какой-то женщине в этой модели неудобно, некомфортно, я считаю, что у неё должно быть право выбора. Например, спокойно, без осуждения общества выбирать карьеру.

Для меня это гораздо шире, чем защищать права женщин. Это и есть классический феминизм, если вы разделяете эти взгляды, то вы феминистка или феминист. Не важно, мужчина вы или женщина, это идеология для всех, кто разделяет свободу выбора и равенство.

Я, на самом деле, не стала бы делать то, что сделали PussyRiot, но я понимаю, почему они так поступили. В нашем современном консервативном обществе единственный способ заявить о чем-то прокричать. Для меня такой радикальный призыв объясняется тем, что по-другому просто не услышат. Для того чтобы о проблеме хотя бы начали говорить, кто-то должен её вскрыть. И поэтому, как бы я не относилась к акциям PussyRiot, я им благодарна за то, что о феминизме стали писать и говорить.

Девушка, путешествующая автостопом: «Бывает, дальнобойщики пристают, но я умею их вовремя послать. Ну, из фур мне прыгать не приходилось»

Я давно интересовалась автостопом, не считала, что это что-то такое, запредельное. Просто так, взяла и поехала.

Первый раз я поехала где-то год назад на фестиваль панк-рок музыки. Это 2 500 км.

Обычно останавливаюсь у друзей, с палаткой неудобно, слишком много вещей. Иногда сплю в машине, двух часов хватает.

Поезда для слабаков. Ночью идешь, а там ноги везде всякие. Ужасно, что дети там бегают с «дошираками», старухи по ночам храпят, кто-то рыбу ест. Не круто. Из машины я могу выйти в любой момент, с поездом такое не прокатит. Ну, и автостоп это бесплатно.

Обычно люди с пониманием относятся, некоторые критикуют, некоторые принципиально не останавливаются. Боятся. Вдруг я их убью-изнасилую. Я же страшная.

Мне кажется, абсолютно любой человек может этим заниматься, главное просто быть уверенным в себе.

Бывает, дальнобойщики пристают, но я умею их вовремя послать. Ну, из фур мне прыгать не приходилось.

Случались и забавные истории: однажды меня подвозили ребята, у которых весь салон был завален книгами «Чему учит нас жизнь Моисея».

Бывает: пять минут едешь час стоишь, но это ничего, можно земляничку пока поесть.

Чем меньше вещей, тем проще ехать.

Я была в Питере, Вологде, Нижнем, Кирове… не по разу, естественно. Летом поеду на Украину.

Граффитист: «Почему выбрал улицу, а не холст? Да потому что я никогда не рисовал на холстах»

Рисую я в любое время суток, когда есть желание и краска. Первые попытки рисовать граффити были году в 99-м тогда по телевизору крутили всякие клипы разных рэп-групп типа DA BOOGIE CREW, мне все это страшно нравилось. С журналов срисовывал всякие рисунки, ну, и на районе ходили писали кремом для обуви название любимых рэп-исполнителей. Еще были попытки рисовать всяких персонажей в широких штанах цветным мелом на своем же доме. Все это длилось года до 2002. Потом я забил на граффити вообще. Вновь стал заниматься этим только в 2006 году, летом,так как друзья ходили и тэгали здоровенными такими маркерами. Вот я тоже купил маркер и начал тэгать. А первый рисунок краской сделал где-то в апреле 2007-го у себя на районе в 5 утра.

Почему выбрал улицу, а не холст? Да потому что я никогда не рисовал на холстах. Ну, как бы даже не думал об этом. Граффити на холстах это уже не граффитию. Я хотел стать именно граффитистом, а не художником. Это разные вещи, я считаю.

Что для меня граффити? Это уже часть жизни, наверное. Большинство моих друзей и знакомых как-то связаны с граффити. Так что многое из того, что у меня сейчас есть, дало мне именно граффити. Я заработал на этом кое-какие деньги, имя себе сделал, познакомился с кучей очень хороших и очень плохих людей.

Еврейка: «Меня в школе дразнили, отсюда и пошла моя национальная самоидентификация»

В первую очередь я человек, а человек определяется своим поведением. Я что-то делаю, чтобы почувствовать себя еврейкой, но я ничего не делаю для того, чтобы почувствовать себя русской.

Я считаю, что русский язык самый красивый. Иврит знаю, не могу сказать, что прямо шикарно знаю, но объясниться смогу.

В Израиле я разговаривала и на английском, и на иврите, и на русском. Есть такой странный язык, он объединяет в себя все языки, и вот на нём ты и говоришь.

Я считаю себя гражданином России, потому, что у меня паспорт гражданина России, но и этническая составляющая тоже важна, я считаю себя еврейкой. Возможно, в скором времени я буду себя также считать гражданкой Израиля.

Я сама пришла к иудаизму. Правда, меня хотели обратить в христианство, но как-то не сложилось. Сначала от меня скрывали мою этническую принадлежность, а в зрелом возрасте я сама выбрала ту религию, которую, я считаю нужной.

С какой-то жесткой провокацией я не сталкивалась. Ну, была пара случаев. Один связан со мной, когда меня в школе дразнили, отсюда и пошла моя национальная самоидентификация. Я тогда пошла к родителям спросить, чего они вообще ко мне прикопались. Второй случай когда над сестрой издевались. Мы просто сидели в кафе с какими-то её одноклассниками, вроде бы интеллигентная школа, все дела. Пришел старший брат одного из них, сел напротив сестры, а она такая кудрявая, рыжая, и сказал: «Таких, вот рыжих еврейских девочек нужно уничтожать в концлагерях, жалко всех тогда не уничтожили». И всё. Так получилось, что с нами пара мальчиков была, таких, крепеньких, ну, они вышли, «поговорили».

Что мне нравится так это то, что в процентном соотношении среди евреев больше всего Нобелевских лауреатов. Может, мне тоже усиленно заняться психологией? Может, что-нибудь полезное сделаю (смеётся).

Еще у нас очень развиты взаимопомощь, взаимовыручка. Что мне ещё нравится? Для студентов-евреев сейчас существует много программ по обмену. Но это откуда пошло? После второй мировой войны. Шесть миллионов человек было уничтожено, среди них было много богатых людей: люди погибли, а деньги остались. Когда за ними никто не приходил по 20-30 лет, еврейские организации пускали в дело. Поэтому у нас есть возможность передать эти деньги тем, кто нуждается.

Текст и фото — Марина Пугина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: