«Тем людям, о которых я снимаю, мое кино не интересно»

Ноя 15 • Интервью, Кинематограф, Театр • 3047 Просмотров • Комментариев нет

Василий Сигарев — представитель поколения тридцатилетних, обладатель премии ИМЯ фестиваля «Текстура 2013». Его тексты легли в основу множества спектаклей, а два фильма нашли своего зрителя. К нему самому и к его творчеству относятся неоднозначно, однако мало кто из пишущих может похвастаться стольким количеством наград, в том числе престижной Evening Standard Awards (Англия).

Едем на такси из аэропорта.

— А табуретку (имея в виду деревянную П на Перми 2) еще не сожгли? А министр культуры у вас сейчас кто, не Мильграм?! Я же в Перми не впервые. В прошлом году был на «Текстуре», а до этого учился здесь. В медицинском. Целый месяц. Мне до окончания оставалось всего-ничего — около пяти лет.

Проезжаем Театр-Театр. Глядя на афишу нового спектакля «Метель», восклицает: «О! моё». Тут же всплывает тема театра «У моста», который, не известив Сигарева, несколько сезонов ставил спектакль по его пьесе. Все закончилось судом и выплатой денежных средств. Ситуация вроде бы разрешилась, но неприятный осадок остался.

— Я не пойду на ряд мероприятий фестиваля, потому что они проходят в «Театре у моста». Дело в месте, его наполнении и, главное, в Федотове. Этот человек получил «Золотую маску» и теперь считает, что он пуп земли, он и его театр. По мне – театр колхозный. Вот, «Сцена-молот» крутой театр, современный.

Однако назвать Василия Сигарева ярым борцом за справедливость сложно, его отношение к авторским правам вполне лояльно и демократично, но противоречиво.

— Я уважаю авторские права, но я за торренты. Пусть лучше лежит на ютубе, чем никто не посмотрит. Тут ведь еще от самого кино зависит, вот «Сталинград» создавался для большого экрана. И «Географ глобус пропил» Велединского тоже, он мне понравился, кстати. Советую на него идти в кинотеатр! Не обкрадывайте земляка и создателей, в данном случае, это — свинство.

Глядя на заполняющиеся залы, искренне удивляется, что на его фильмы и видео-версию спектакля «Пластилин» зрители идут и даже платят за это деньги.

— Театры ставят всякую ерунду из моего, лучше бы «Пластилин» почаще ставили.

— Вы называете свои самые популярные тексты ерундой?

— Ну да. Они, конечно, приносили и продолжают приносить мне доход. Но уже давно не являются любимыми. Вот «Жить» и «Пластилин» — любимое, а «Волчок» сейчас переделал бы. «Волчок» писался под Яну специально, это ее первая большая роль. Вы заметили, что в фильме нет мужчин? В этом все дело. Может, если б встретился главной героине заботливый любящий мужчина, все было бы по-другому. И ее отношение к жизни, к матери и, главное, к дочери. Роль вроде бы отрицательная — плохая гулящая мать, но в то же время, я хотел, чтобы зрителю было ее жаль, чтобы зритель ждал ее появления вместе с девочкой. И, мне кажется, нам это удалось.

Отрывок из спектакля "Пластилин" Кирилла Серебренникова по пьесе Василия Сигарева

Спектакль «Пластилин» Кирилла Серебренникова по пьесе Василия Сигарева

— А сами какое кино смотрите, любите?

— Разное. У меня телик фоном работает почти всегда. Я под него засыпаю даже. Целенаправленно смотрю Discovery, канал «Культура» или какие-нибудь европейские сериалы, есть очень достойные. Будет время — сам возьмусь за сериал. Многое смотрю в сети. Из того, что сейчас идет в прокате, посмотрел «Сталинград» и «Гравитацию». Ну, как посмотрел, — ушел в самом начале с обоих, минуте на двадцатой. Тексты, диалоги, картинка — не моё.

— Ваши фильмы о русских и для них. Как их воспринимают за границей? Реально ли сигаревский текст перевести и адаптировать для западной публики?

— Они понятны русскому человеку, потому что это наша действительность. Ну, еще немного на ближнем зарубежье — в Польше. В других странах — нет. Абсолютно. Они, думаю, воспринимают мои фильмы, как ужастик. А если говорить о понимании моих текстов, пьес и фильмов публикой в целом, тут вопрос личного восприятия. Для одних стакан наполовину пуст, для других — наполовину полон. Одни считают, фильмы Сигарева депрессивными, другие — оптимистичными, в том смысле, что после них хочется жить с удвоенной силой, действовать. А то, что про меня говорят «Сигарев построил карьеру на слезе ребенка» (критики о фильме «Волчек» — при. ред.) — я привык.

 

Тем людям, о которых я пишу и снимаю, мое кино не интересно. Моей маме, например. Все те, для кого это кино – его не смотрят

 

Часто говорят, что мои герои — маргинальные представители нашей родины. Тут дело даже не в провинциальном жителе и столичном. Даже в Москве один гражданин отличается от другого. Сильное финансовое расслоение общества ощутимо везде. Я богатую Москву совсем не знаю, а вот окраины и спальные районы — да. Я снимаю про бедную. Все мои персонажи — это я в разных обстоятельствах. В моем кино «чокают», потому что так делаю я. Высокий штиль мне не свойственен.

сигарев2

— Тогда для кого эти пьесы, фильмы?

— Я не занимаюсь доносительством какой-то мысли. Я пишу, снимаю о том, что меня заботит и волнует. Я просто рассказываю зрителю историю. И отпускаю. А потом критики и прочие мне рассказывают о сверхсмыслах, которые я, якобы, вложил. Узнаю новое. Я люблю делать кино, но сказать, что я люблю свое кино — не могу. За время съемок — 8-12 месяцев — от него уже тошнит. Больше всего сейчас в этом процессе привлекает монтаж.

— Как вы оцениваете то, что делаете?

— Никакого мнения экспертов, исключительно мое личное ощущение. Иногда показываю старшим товарищам, например, Хлебникову. А еще во время съёмок снятся сны о том, как лучше сделать.

 

Балабанов просил «Пластилин» для экранизации, а я отказал, потому что сам планировал запускать процесс. Алексея не стало, и сейчас я дико жалею

 

— Вам везет на режиссеров?

— В общем, да. Вот Балабанов просил «Пластилин» для экранизации, а я отказал, потому что сам планировал запускать процесс. Алексея не стало, и сейчас я дико жалею. Серебренников поставил «Пластилин» по-своему, мой там только текст, причем вставлен отрывок из Камю. Неудачно, по-моему. Но я не бьюсь за своё слово, вырезал-добавил — это его видение, его решение. Я не осуждаю. А вообще, каждый должен заниматься своим делом. Не терплю неталантливых людей, если делаешь — делай хорошо. Это и режиссеров касается.

жить

Кадр из фильма «Жить» Василия Сигарева

— Если говорить о текстах — переписываете, дополняете написанное ранее?

— Нет. Никогда. Поставил точку и до свидания.

— А сами что читаете?

— Разное под руку попадается. Вот на «Текстуре» какой-то местный парень-музыкант презентовал свою книгу, почитаю в самолете. А вообще, я фанат Стивена Кинга. Любимая у него книга «Осень невинности», отчасти по ее мотивам создавался «Пластилин» и «Жить». Причем, «Пластилин» в рекордно короткие сроки — семь дней. Писалось очень легко!

— Сколько, по-вашему, должен «жить» спектакль?

— Два месяца и перерыв. Как в Лондоне.

— Кстати, об Англии. Вы работали в английском театре, чем он отличается от нашего, российского?

— В России театр репертуарный. Могут месяцами показывать один и тот же спектакль. А актеров для спектакля выбирают из этого же театра. А за границей обычная практика — устроить кастинг и пригласить на роль актера из другого театра, со стороны.

 

Новый проект под рабочим названием «Мое», это будет комедия. Я даже жанр определил – антиёлки

 

— Над чем вы сейчас работаете?

— Новый проект под рабочим названием «Мое», это будет комедия. Я даже жанр определил — антиелки. Попытаюсь показать там всю правду о новогоднем празднике, а не идеалистискую сказку. Любая комедия — это стеб. Сейчас постпродакшн, после нового года приступаем к съемкам, премьера — через год. В главной роли по-прежнему — Яна Троянова.

сигарев4

— Как вы относитесь к фестивалям, нужны ли они?

— Фестивали не люблю, разве что «Кинотавр». Там все друзья. На последнем даже проходку дали в вип-шатер с бесплатным алкоголем, хорошо-о-о! «Жить» наградили и отметили в разных номинациях, а хотелось, если честно, главный приз. Чтобы в целом оценили, а не по частям разбирали. У Янки будет еще много наград, я за нее не переживаю! А вот «Жить»… А насчет премии Имя «Текстуры» — приятно.

Из-за того, что добрая половина мероприятий фестиваля проходила в стенах «Театра у моста», куда Василий Сигарев отказался идти, многие посчитали его угрюмым и неразговорчивым затворником. Однако Сигарев вполне охотно общался с коллегами по цеху и местными журналистами. Его нетерпение и негативное отношение проявилось лишь по отношению к корреспонденту и оператору федерального канала «ОРТ»: «Цигель, цигель! Почему камера еще не на штативе?!»

После интервью забрал себе на память листок с вопросами, посчитав их оригинальными и вызывающими. И пояснил: «Этот канал создавался президентом для народа. Затея не удалась. Потратили 3 миллиарда, а толку?!»

— Вы все время в шапке? Это часть образа?

— Часто. Ну да, образ, стиль такой. Бывает, сидишь несколько часов в теплом помещении, на дискуссии, например, или показе. А со лба пот ручейками бежит, смахнешь и нормально. (Смеется) На самом деле, я просто причесываться не люблю. И удобно мне в шапке. Если не шапку, то капюшон накидываю. Как-то без шапки на «Кинотавр» пришел, многие не узнали, а кто-то сказал: «Я думал ты лысый». Забавно было.

Текст — Татьяна Ракинцева, Ксения Мальцева

Фото с сайтов smagazine.rubigcitybuzz.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: