«То, что мы понимаем под коррупцией, на самом деле системная необходимость»

Дек 12 • Жизнь в городе • 1684 Просмотров • Комментариев нет

 30 ноября в Горьковской библиотеке состоялась лекция Растко Мочника «Гуманитарные науки о современной социокультурной ситуации».

Растко Мочник — профессор отделения социологии философского факультета Люблянского университета (Словения), социолог, теоретик литературы, переводчик и политический деятель. Вместе со Славоем Жижеком и Младеном Доларом считается основоположником всемирно известной люблянской школы психоанализа. Основатель «Institutum Studiorum Humanitatis» — Европейского центра гуманитарных исследований. Автор радикального журнала «Молодёжь», редактор левого журнала «Novi Plamen». Переводчик с английского и французского работ Лакана, Дюркгейма и Мосса. Известный специалист в области теории идеологии и дискурса, теоретической социологии и семиотики, теоретического психоанализа и эпистемологии гуманитарных и общественных наук.

В 70-80-е годы исчезает национальная экономика. Радикально меняется роль государства. Сейчас главная цель государства не обеспечение благосостояния населения, а привлечение капитала.

Мифы и реальность

Взаимоотношения между рынком и небольшими компаниями изменились. Рынок теперь вовлечен в производственный процесс, что позволяет ему управлять дисциплинарными процессами.

Если, к примеру, большая корпорация предлагает небольшой компании изготовить 50 сотен тысяч пластиковых контейнеров к понедельнику, а та, в свою очередь отвечает, что не сможет изготовить такое большое количество за такой короткий срок, то корпорация заявляет, что она воспользуется услугами другой компании, которая успеет. Если мы не можем найти такую компанию в Румынии, мы найдем её в Китае или Таиланде. Усиливается конкуренцию между небольшими фирмами, так как они не могут проверить, насколько этот шантаж правдив.

У нас в Словении есть предприятие, которое изготовляет холодильники и другую бытовую технику. На российском рынке тоже есть продукция этой компании. Год назад на ней была большая забастовка. Директор компании сказал, что, если вы не хотите работать в таких условиях, мы будем работать в Турции. Ну, а один из промышленников сказал, что он блефует, потому что невозможно перевезти целое предприятие, где производство наложено десятилетиями, в страну, где нет даже квалифицированной рабочей силы. В общем-то профсоюзу рабочих повезло, в том, что нашелся человек, который разъяснил ситуацию. К сожалению, в большинстве случаев всё происходит по-другому.

 

Коррупция как необходимость

Один из важных моментов в привлечении капитала — это отношения между политической и экономической элитами. То, что мы обычно понимаем под коррупцией, на самом деле системная необходимость. Страна ищет капитал, а капитал — наилучшее применение. В какой-то момент интересы политических и экономических элит сходятся. Порою естественные вещи воспринимаются как деформация, но это не деформации, это закономерности, свойственные системе.

 

Глобальная экономика и универсальный закон

Стоит поговорить о новой роли государства. У мировой экономики есть агенты в лице Международного валютного фонда, Всемирного банка, ВТО и так далее, представляющие интересы глобального капитала. У универсального закона нет официальных представителей, а по сему, все, кто обладают какой-либо властью, могут на него повлиять. Поэтому, люди, обладающие властью, могут вмешиваться во внутреннюю политику Афганистана под флагом демократии, или даже освободить Ирак от тоталитарного режима.

Если вы вводите войска в Ирак и хотите освободить эту страну, и это, конечно, не работает, всё идет к тому, что возникает новая гражданская война. Вы можете сказать, что это не ваша вина, это этнические и религиозные проблемы. Тоже касается и экономического наступления. Если вы, к примеру, едете в страну и говорите, что вы будете активно развивать производство, а люди там элементарно не хотят работать, вы можете сказать, что это всё из-за традиций и вы никогда не модернизируйте общество, это всё бремя прошлого, которое превалирует.

Роль же государства сводится к тому, чтобы провести грань между недостатками социальной и культурной сферы, попытаться каким-то образом управлять этой запоздалой модернизацией и культурной отсталостью. Естественно, люди сопротивляются, и существует две основные формы сопротивления: альтерглобальное движение и идентитарное сопротивление, например, неонационализм, неорелигиозные движения и так далее.

Государство сейчас находится под двойным давлением. С одной стороны нужно привлечь капитал в свою страну, а с другой — мы встречаем сопротивление в лице альтерглобальных и идентитарных движений. Альтерглобальное движение довольно слабо, и государство может с ни справиться, с идентитарным движением сложнее: приходиться идти на компромиссы, в худшем случае — репрессии.

 

Как это влияет на общество?

Оно тоже находится под двойным давлением: с одной стороны глобальная экономика, а с другой универсальный закон. Местное сообщество стремится к тому, чтобы быть конкурентоспособным и привлечь капитал. Все это регулируется крупными международными организациями, которые говорят: если вы хотите что-то иметь, вы должны это купить. А со стороны универсального закона требуется принятие прав человека и демократии. Наличие демократии становится одним из условий вступления в международные организации. Это превращается в некий жетон. Под давлением этих явлений, государство начинает задумываться о культурном сообществе.

 

Система глобального капитализма. Почему она не работает?

Начнем с того, что, согласно теории, не существует одного типа капитализма, они варьируются. Например, сейчас внутри Евросоюза есть континентальная модель (Франция), которая считается наиболее успешной, и средиземноморская модель, соответственно менее успешная (Греция, Португалия). Континентальная характеризуется корпоративным капитализмом, средиземноморская — сильной опорой на семью и семейный бизнес.

В Италии всё происходит немножко по-другому: горожане начинают бастовать, и только после этого правительство принимает какие-то меры. Это более длительный путь, но в то же время более романтичный. Если у вас много денег, вы должны их куда-нибудь вложить. Если деньги не работают, это плохо сказывается на экономике. Если деньги не работают, они не производят ещё больше денег. Лучший способ — одолжить их государству.

Сейчас волюнтаристская политика европейских стран не может решить этот конфликт. И это хорошая новость для нас, потому, что это означает конец неолибералистского типа капитализма.

 

Что ждёт Россию?

Россия слишком большая, чтобы уместиться в мою модель. Я больше говорил о мелких и среднего размера странах. Преимущество же России в том, что не нужно привлекать глобальный капитал извне. Она может полагаться на накопления изнутри. Кроме того, это двойное преимущество. Первое — не надо создавать «дружелюбные» условия для капитала, что означает недружелюбное отношение к населению, второе — если мы используем иностранный капитал, который дает прибыль, прибыль уходит. Опираясь же на внутренний капитал, мы сохраняем прибыль и можем надеяться на накопления. Поэтому, ситуация в России кажется мне более благоприятной, чем в Европе.

 

Фото — Марина Пугина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: