Нержавеющая «труба» Виталия Манского

Июл 22 • Кинематограф • 1519 Просмотров • Комментариев нет

Фильм «Труба» Виталия Манского в этом году будет открывать «Флаэртиану». А наша киевская коллега Ольга Иванова уже посмотрела один из самых резонансных российских документальных фильмов 2013 года на Одесском международном кинофестивале и даже послушала рассказы режиссера о непростых съемочных буднях. 

«Труба» — кино вообще-то не про трубу. Газопровод «Уренгой-Помары-Ужгород» — это избранная автором сюжетная нить, на которую нанизываются истории людей, живущих там, где он проходит. Газопровод тянется из Ямало-ненецкой автономии до стран Восточной и Западной Европы, поэтому историй много, и все они очень разные. По сути, это кино не снималось, а просто происходило. Манский лишь документировал: свадьбы, похороны, праздники, трудовые будни, художественную самодеятельность, церковный вагон, оленьи бега, скотный двор, крематорий, карнавал. На самом деле, никаким перечислением очарование фильма не передать. Оно создается множеством деталей, речью, глазами всех этих героев — людей без айфонов, и в большинстве случаев — без интернета. Посмотреть это кино стоит просто из любопытства, для того, чтобы увидеть то, что вряд ли в ближайшее время вы увидите своими глазами.

Рассказывает Виталий Манский, режиссер-документалист, президент фестиваля документального кино «Артдокфест»:

««Трубу» мы снимали в семи странах. Все 104 съемочных дня мы жили в специально оборудованном трейлере. Трое мужчин и одна молодая девушка-оператор. Это было непросто, но мы вынесли все тяготы. Точнее, не все члены группы вынесли: один из членов экспедиции — британский гражданин, доехал с нами до Сургута, и в преддверии съемок в стойбище оленей, взял билеты и улетел в Лондон.

У меня нет такого процесса, когда садятся за рабочий стол, отключают мобильный и работают над фильмом. Идея фильма возникла сама по себе, никакого яблока мне на голову не падало. А сама труба принесла в фильм много каких-то своих смыслов, которые мы изначально не планировали.

Мы очень тщательно разрабатывали каждый город, искали героев. А вот самодеятельный оркестр на границе Украины с Россией стал абсолютной импровизацией. Мы ехали на пограничный пункт, чтобы въехать в Украину. Но выяснилось, что наша машина с европейскими номерами там границу пересечь не может. И мы поехали на другой пункт. Когда машина разворачивалась, я увидел, как на площади из Жигулей выгружается весь этот оркестр с барабанами и трубами. Как оказалось, они перед этим играли на похоронах. И мы остались на четыре дня, и сняли этот эпизод.

Когда мы разрабатывали этот проект, я вообще не мог найти в интернете Помары

То есть город есть, но что там — вообще непонятно. Даже той же газокомпрессорной станции нет, она в 50 километрах от города. Но все равно решили туда заехать. Мы почитали районные газеты, сделали наброски какие-то. Но особой ставки на Помары, находясь в Москве, не делали. Когда приехали, я пришел в администрацию и говорю: «Здравствуйте, к вам наконец-то приехала съемочная группа из Москвы. Скажите, пожалуйста, кто у вас самый достойный человек, чтобы мы его немедленно увековечили для истории?» Глава администрации перепугался, вызвал помощницу, и они стали импровизировать на ходу, составлять список. Первым в нем оказался местный ветеринар, который и стал нашим героем.

Должен сказать, что я, как городской житель, не знал, как определяется беременность у коровы. Мы отсняли, как он вел прием с кошками, заехали на ферму к овцам, и потом поехали к Татьяне, которая попросила проверить ее корову. Я думал, ветеринар ее как-то пощупает, приложит стетоскоп. Скомандовал группе: ставьте камеру сюда, корову туда… И буквально уже в кадре вижу, как он закатывает рукава и по локоть засовывает ей руку под хвост. Такая вот история.

Документальное кино в России, имея в арсенале мощные средства для выражения гражданской позиции как автора, так и зрителя, к сожалению, не имеет коммуникативных связей с зрительской аудиторией и работает очень часто вхолостую. Телевидение на 90-99% зафрахтовано форматной телевизионной документалистикой, не имеющей к документальному кино никакого отношения.

Пожалуй, из неформатных документальных фильмов, показанных по телевидению за последние годы, я могу назвать только фильм Любы Аркус «Антон тут рядом» на Первом канале, в специальной резервации для кино под названием «Закрытый показ».

Даже не все российские фестивали имеют смелость включать в свои программы картины, сколь-нибудь находящиеся в политической плоскости. Скажем, есть замечательная картина «Зима, уходи!», которая, на мой взгляд, представляет все стороны, участвовавшие в нашей пред-и послевыборной зиме 2012 года, как прокремлевские, так и оппозиционные. И немало фестивалей не показали ее по цензурным соображениям.

Мы (Фестиваль «Артдокфест») покажем любую картину, если она того стоит. Для нас важно в первую очередь, чтобы это было настоящее документальное кино.

Эффективнее фестивального проката у нас ничего нет. Либо ты вкладываешь в рекламу огромные деньги, либо получаешь маленькие залы, и тебя не поставят на большой экран. В течение двух недель тебя посмотрят 400 человек. На фестивале ты получаешь рекламную поддержку картины, большой экран, зал на 500-600 мест, несколько показов. Экономически ты ничего не получил, конечно. Документальное кино — это вообще не пространство бизнеса. Но ты получил зрителя, ради которого ты делаешь это кино.

Я снимаю очень много материала. В данном случае у нас легло на стол 200 часов

Вполне вероятно, из них получатся еще несколько фильмов, если будет время смонтировать. Очень сложно работать с нынешним обилием материала. Обилие приносит и определенные потери. Когда я снимал на пленку 35 мм – я до сих пор помню свои непередаваемые ощущения, когда левым ухом ты слышишь за своей спиной шуршание грейфера, это фантастическое чувство, которое дает тебе невероятную энергетику. Ощущение, когда ты приходил в ОТК впервые смотреть материал, не хочу сказать ничего пошлого, но это было очень похоже на сексуальное удовлетворение или наоборот — на абсолютный крах. Сейчас этого, конечно, нет. Картины рождаются в монтаже. Ты поднимаешь грунт и перемываешь его, чтобы найти ценные крупицы. Это вообще другая история кино. Другие возможности».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: