Тряхнуть стариной

Ноя 9 • Жизнь в городе • 2220 Просмотров • Комментариев нет

Торговые ряды напоминают одновременно музей, свалку и бабушкину квартиру. Мы между собой всегда называли его барахолкой — местный блошиный рынок, расположенный на пятачке за металлорынком — летом в той стороне продают цветы и рассаду. Но тамошние продавцы посмотрели на нас с укором и поправили: «Вы не на барахолке, а на Пермском развале». Вот оно как.

«Вы не на барахолке, а на Пермском развале»

Ноябрь не радовал погодой, а для похода на развал мы выбрали хмурый ветреный день. Примороженные закутанные продавцы с красными носами не лучились дружелюбием, в основном не разрешали фотографировать и не слишком охотно шли на контакт. Представляться отказывались. Все отправляли нас к некоему мифическому устроителю всего и вся, но найти его нам так и не удалось. Впрочем, с несколькими обитателями торговых рядов все же удалось пообщаться — о том, чем живет пермский блошиный рынок, кто и почему на нем торгует и что там можно найти.

Ностальгический привет из 90-х

— Откуда у меня берутся вещи? Вот старые люди приходят, предлагают. Я к ним домой хожу, покупаю ненужный хлам. Еще ко мне молодой человек ходит, у него материальное положение тяжелое, продает свои вещи. (спрашиваем, как устанавливаются цены) В любом случае приходится делать наценку, потому что вещи покупаются за копейки. Нацениваюсь чуть ли не на сто процентов.

«Нацениваюсь чуть ли не на сто процентов»

— Торгую, потому что на пенсии и нечем больше заниматься. Возраст — уже ничего не нужно. Такие же бабушки отдают своё. В последнее время частенько заходит молодежь, бывает, посмотрит и покупает старые вещи, которые напоминают им про детство. Часто интересуются фотоаппаратами.

«Часто интересуются фотоаппаратами»

— (показывает) Дверная ручка была ужасно замазана краской. Баташовский — известный мастер. Здесь, видите, царское клеймо. Такие интересные вещи открываются. Город мастеров. Братья Лялины. На вид обычная вещичка — а оказывается старинная и часто ценная. Учимся реставрировать. Была ржавая ручка двери — почистили — оказалась с царским клеймом. Это, конечно, всё требует времени. Но мы, в принципе, сами люди увлекающиеся.

«На вид обычная вещичка — а оказывается старинная и часто ценная»

— (спрашиваем, интересуются ли всем этим покупатели) В основном нет,только знающие. Многие приходят и говорят, что ощущают странный запах. А некоторым нравится — вроде как у бабушки побывал в детстве: на такой кровати спал, такими игрушками играл, на лошадке скакал, из того самовара пил, радио слушал, такие статуэтки стояли, такая посуда в комоде.

«Некоторым нравится — вроде как у бабушки побывал в детстве»

— Кино смотрите? Вот, пожалуйста, черевички из натуральной кожи. Вы лучше приходите на Пермскую ярмарку 6 декабря. Она три дня идет, лучше придти в субботу. Первый этаж — наш павильон. На втором этаже в основном нумизматы. Наша дочь занимается старинной бижутерией. У неё своя там тема: кулоны старые

— Изделия из настоящих материалов. Фарфор. Пролетариат. Стали своё клеймо делать. Мне что нравится: отправили в космос спутник — к этому событию сразу же приурочили выпуск посуды с гравировками, особенно в конце 50-х — начале 60-х. Гавировка — это же мастера, советский период. Вещи конца 80-х — начала 90-х — не такие уже старые, просто сувенирные,

— Я вещи люблю до 70-го года. Вот смотрите: бутылечки раскопали, старая вещь, ценится, чтобы на стекле были записи. Типа аптечные. Штамп — не штамп, нужно через лупу смотреть. Аптека и царский герб. Никогда, наверное, не продам. Вот эту бутылку вы не застали — это из-под молока. Многие отдают старые вещи просто так, чтобы дома не затерялись. Пищепром СССР, Пермглавмолоко, разное стекло, водочные бутылки и графины, пивные. Вот рюмки — залпом не выпьешь естественно, будешь держать и цедить как-то.

«Многие отдают старые вещи просто так, чтобы дома не затерялись»

— Из чугуна это всё тяжелое. У нас в 90-м открыли рынки, и народ понес туда чугунные предметы выплавки середины века. Знакомая фигура, да? В Питере видели, на Аничкином мосту. Этими вещами просто нужно болеть. Но это немножко и бизнес, потому что существовать как-то тоже нужно. Тяжело порой продать что-то красивое, что самому нравится, но деньги дают — отдам. Но жалко. Просто знаешь, что уже не попадется такого: всё в единственном экземпляре. Хотя с другой стороны — отдаю в добрые руки.

«Сижу на веранде, слушаю патефон, не надо электричества»

— Я не считаю все это совсем уж антиквариатом — просто старинные вещи, которым мы дали вторую жизнь. Недавно пришел мужчина, говорит, что построил себе коттедж, одну комнату выделил под антиквариат, оформил в старинном стиле: «Мне нужны, естественно, патефон, старинная мебель, кровать, в буфеты можно поставить что-то». Мужчина в возрасте, ему лет 60, хорошо стоит на ногах. У него есть деньги — это ведь все тоже не дешево. Говорит: сижу на веранде, слушаю патефон, не надо электричества, пью чай из самовара. Сам процесс заваривания интересен. Включила бы вам патефон — но сейчас не могу, подзамерз.

«Кто-то, может, захочет купить самовар. А вдруг он через 10 лет будет бесценен?»

— Радует, что приходит молодежь и начинает интересоваться. Это тоже хорошо. Поколение уходит, и все заканчивается. Кто-то, может, захочет сделать инвестиции — купить самовар. А вдруг он через 10 лет будет бесценен?

 

Текст — Татьяна Гришина, Алина Груздева 

Фото — Марина Пугина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: