«Туфли винтажные от Dior с оббитыми носиками»

Ноя 20 • Жизнь в городе, Интервью • 3807 Просмотров • Комментариев нет

Многие любительницы винтажных кулонов и брошек знают пермский бренд Mire Retro и его создательницу Полину Логинову. Немногие знают, что Полина — профессиональный антиквар, для которого коллекционирование и продажа старинных вещей давно уже переросли из хобби в настоящую работу.

Когда она начинает рассказывать про камеи, Кузнецовский фарфор и немецкие фотоаппараты 40-х годов, дух захватывает даже у тех, кто в целом к старинным предметам равнодушен. Мы поговорили с Полиной о красоте, идеальном бизнесе, правильной философии жизни и планах по открытию собственного магазина.

Про работу и развитие

Я с детства, лет с 14, собирала старинные вещи для себя. Я была такая тургеневская барышня: носила броши, платья, нарытые у бабушки. Годам к 25 в доме накопилось всего этого просто невероятное количество. И совершенно случайный момент в жизни позволил мне осознать, что этим можно зарабатывать, что это может быть не только личным коллекционированием.

Тургеневская барышня Полина

Я оставила очень хорошую работу и ни дня не пожалела. Я работала в Swatch с самого его появления в Перми. Мы открывали отдел в Столице, я дошла от продавца до директора магазина. Пять лет — это очень много продуктивной работы, у меня за плечами два открытых отдела в Челябинске. Эта работа мне очень пригодилась. Но в какой-то момент понимаешь — не для души. Вроде существовать позволяет, но ты уже никуда не двигаешься. Все, что мог, ты от этой работы получил. Зато сейчас у меня безграничные возможности для развития.

Про вещи

Каждая вещь, которая попадает к тебе в руки, это отдельный объект для изучения. Ты начинаешь смотреть клейма, искать материалы, читать истории, находишь какие-то книги — у меня большое собрание книг по антикварным украшениям от XVI века. Есть замечательный друг ювелир, он меня многому научил, снабдил инструментами. Я, конечно, не могу паять с кислотами — для этого нужно специальное оборудование, вытяжки и прочее. Но что-то я сама реставрирую.

Главное — понимать, как вещь устроена изнутри. Ты металл начинаешь чистить, а там из-под белого появляется желтое или из невзрачного получается потрясающе красивое. Раньше камни, например, патинировали — покрывали сусальным составом, и они не отдавали цвет. Ты убираешь патину — и камень начинает играть. А огранка, которая была раньше, сейчас вообще не используется — она очень сложная и сейчас ее никто не делает. Поэтому старинные украшения можно распознать по многим вещам.

Про Испанию

Мы часто путешествуем. У нас есть запланированные поездки — зимой Германия, мы берем там фототехнику и фарфор, готовимся к антикварному салону, летом Испания. В этот раз мы ездили больше месяца, это была вылазка за украшениями.

Испания очень душевна в этом плане. Там можно даже не искать никаких барахолок, Испания — это сплошные квартальчики, все первые этажи заняты под магазины. Мы встречали очень много комиссионных, где совершались невероятные покупки. Барселону можно исхаживать бесконечно. Каждый день задаешь себе определенный маршрут и изучаешь его. Самое излюбленное место для антикварных дел и шоппинга — это готические кварталы.

Там есть целая улочка с антикварными магазинами, в одном из них мы познакомились с хозяином, потрясающим старичком. Типичный испанец — лысоватый, небольшого роста, весь смуглый, испещренный солнцем. Когда я увидела его собрание брошей, я чуть не заплакала, потому что создать коллекцию таких размеров — это просто что-то невероятное. Мерила там винтажное платье Nina Ricci, жутко красивое, но цена, конечно, непозволительная. Или туфли винтажные от Dior с оббитыми носиками за 470 евро.

Есть еще очень интересный антикварный уголок. Он находится в порту, в самом центре Барселоны. Там абсолютно все сделано с расчетом на туристов. Половина продавцов антиквариата — русские, в продаже море всяких чебурашек, пионерские значки за какие-то космические деньги — 1500 рублей за штуку. Так что можно уехать в Испанию и торговать знаменами.

Хотя в быту испанцы совершенно безумные — они весь антиквариат выбрасывают. Мы очень много вещей находили на помойках — мебель, предметы интерьера. У них считается, что от всего этого хлама надо избавиться и купить домой икею — тогда ты будешь очень модный. В общем, по помоечным делам там очень много всего прекрасного можно добыть.

Про магазин

На самом деле мы тут собрались открывать магазин, сейчас в поисках помещений. С этим в Перми очень тяжело, тут совсем нет красивых зданий. Нам же нужно что-то необычное, старинное. А тут или офисное, безликое, или с евроремонтом. Так что пока остановились на гипермаркете «Семья». Честно говоря, так себе вариант, но там хорошая проходимость и мы сможем быстро наработать достаточно большой круг клиентов. Хотя на самом деле у меня мечта открыться на площади Восстания, там потрясающая архитектура, очень красивые старые дома. Но туда далеко и неудобно добираться, и случайные люди туда не поедут.

Раньше у нас еще была идея сделать совместный проект с «Арбузным сахаром». Это же идеальная концепция — магазин при кафе, когда ты приходишь, заказываешь чашечку кофе, закуриваешь сигаретку, а тебе рассказывают: вот эта брошь такого-то года, на ней клейма мастера, у нее такая-то история. А, главное, клиенты Сахара — это очень наш контингент.

Магазин, который мы планируем открывать, не будет ориентирован только на украшения и сумки. Там будет антикварный фарфор, большое количество фототехники 40-60-х годов — нам недавно пришла посылка из Германии. Так как это крупный магазин, он будет нацелен на взрослого покупателя. Там будут патефоны, кофемолки и прочие предметы интерьера. Но это не будет выглядеть как «Антик» на Сибирской.

Про коллег

Мы ездим на разные крупные выставки — в Екатеринбург, Москву, Петербург. Везде очень сильно удивляются нашему возрасту и полу, потому что в основном антиквариатом занимаются мужчины, причем они все уже в очень приличном возрасте. Нужно же уметь ценить старинные предметы. Молодежь этого обычно не понимает. Винтаж — да, сумка, бабушкина брошка. И всё.

Но антиквариат — это совсем другой разговор. И у остальных антикваров всегда ступор, когда мы приезжаем, начинаем раскладывать какие-то любопытные вещи. Они очень охотно идут на контакт — ты получаешь огромное количество информации по своему товару, по новым интересным выставкам и проектам, тебя с удовольствием везде приглашают. Они говорят: нам очень приятно юными барышнями разбавить нашу сухую старческую атмосферу. Это общение абсолютно незаменимо.

Про бизнес

Самая комфортная концепция — это открыть где-то магазин и путешествовать. Когда я была в Азии, мы там встречали очень счастливых людей — они прямо лучились. Была пара итальянцев — мальчик с девочкой. У них свой магазин, что-то вроде шоу-рума. Они ездят по всему миру, покупают везде какие-то приятные приятности, высылают их почтой. В магазине стоит человек, который принимает товар и переправляет им деньги.

И когда мы с ними беседовали, от них шло такое счастье. Они говорят: мы уже так года четыре — только в путешествиях, возвращаемся на короткое время домой посмотреть как дела в магазине, повидаться с семьей, и едем дальше. Это идеальный способ жизни, потому что нет никакого смысла во всех этих финансовых привязанностях вроде квартиры-машины-дачи. Я считаю, что смысла в этом ноль.

Про Пермь

Этот город очень сложный в понимании некоторых вещей. Именно поэтому у нас нет никаких достойных магазинов, шоу-румов и всего такого. Мне кажется, в Перми все плохо с красотой. Это ментальность — люди слишком ограниченные.

Самый большой показатель — это когда ты работаешь на крупных выставках. Например, последние Белые ночи. Ты сразу понимаешь, где и с кем ты живешь. Там же абсолютный поток людей, в котором собраны все-все-все. И в этом потоке крайне редко попадается то, что тебе любопытно или радует глаз. Большая часть — это хочется зажмуриться, потому что «господи, какой ужас».

Даже вот эта фраза — когда ты стоишь в Перми на выставке, к тебе подходят и говорят: это что, всё ношенное?! Никогда, ни разу в жизни, меня не спросили об этом в других городах.

Про жизнь

В Испании человек может всю жизнь проработать официантом, но он счастлив и его вообще ничего не беспокоит. Люди там настолько умиротворенные и довольные жизнью, что ты каждый раз думаешь: господи, как климат влияет. Они совершенно ни по какому поводу не напрягаются. Вообще. «У нас сиеста!» И все.

Были случаи, когда мы находили какие-то невероятные дизайнерские магазины и не могли туда попасть, потому что владельцы решили: а мы, пожалуй, не будем работать эти несколько дней — и все, избушка на клюшку. Почему они такие счастливые и у них все так классно? Да потому что они постоянно отдыхают. С утра вышли, до двух поработали, закрылись, потом в пять вышли, до семи поработали — и все. И тусуются – уууу, бары, ночная жизнь.

У них нет такого, что ты приходишь в какой-то бар, садишься и упиваешься до зеленых соплей. В течение ночи люди обходят 7-10 мест: выпил, пообщался, выпил, пообщался, переместился. Поэтому у них процветает барный и ресторанный бизнес. С утра встаешь — не кашу в бигуди варишь, а бодренький после душа бокадилос схватил, кофе с собой и несешься на работу счастливый.

Беседовала Татьяна Гришина

Фото — Полина Логинова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: