«У кого-нибудь есть фотограф знакомый?»

Янв 11 • Интервью • 2140 Просмотров • Комментариев нет

Еще 5-6 лет назад фотографией занимались только избранные. Теперь же, когда зеркалка есть у каждого школьника, народ начал отходить к истокам фотографии — к пленке.  Однако мы все-таки поговорим о профессионалах. Идеологи ФотоДела и фотолаборатрии Convoy Егор Пигалев и Александр Хомутов рассказали об этапах популяризации современной пленочной пермской фотографии. 

Надо начать с того, как «Штерн» появился. В 2010 году нам стало скучно, и мы решили поснимать на черно-белую пленку. Открылся к тому времени магазин «Пиотровский», и я в выходные с похмелья туда заглянул, увидел там все эти чудесные ломо-камеры, пленки, «Свему» советскую, в том числе. Спросил, что за пленка, и мне сказали: «Чувак, она черно-белая, и её надо проявлять самостоятельно». На «Тероне» нашли бачки советские. Купил там же, в «Пиотровском», у Даниила Хуторянского проявитель, фиксаж он мне заказал из Москвы. Теорию самого процесса описал Илья Мехоношин, за что ему большой поклон и гугл.

И вот мы с Сашей купили пиво и решили дома у него плёнку проявлять. Зрелище было то еще. Мы запирались в темном туалете и по 20 минут её в бачки загоняли. Промывали и фиксировали вообще в кастрюлях. Было все это очень забавно, но у нас, несмотря ни на что, получилось. Появился неугасающий интерес всем этим делом заниматься. Тогда Даниил в июне 2010 года предложил запустить лабораторию в «Пиотровском». Сказано – сделано. Мы купили двп-досок, нарезали их, замерили подсобку в магазине. Притащили эти доски на своём горбу и в течении вечера сделали фотолабораторию. Потом добрый Даниил с Сашей съездили в Москву и купили процессор для проявки E-6 пленки — слайдов. Не проявляли её к тому моменту в Перми уже пару лет.

 Мы запирались в темном туалете и по 20 минут её в бачки загоняли. Промывали и фиксировали вообще в кастрюлях. Было все это очень забавно, но у нас, несмотря ни на что, получилось. Появился неугасающий интерес всем этим делом заниматься.

С этим делом уже все пошло в гору. Я помню, когда в 10 часов вечера я проявил первую пленку Е-6, это был пиздец просто. Там около 8 бутылок, и весь процесс разведения, прогревания и проявки занимает часа 3. И вот я её достаю, а она мало того, что цветная, так она еще и слайд. А я до этого слайд отродясь в жизни не видел. Отличается она тем, что там картинки на пленке видно сразу. То есть она не в негативном отображении. Я прямо ржал как младенец вообще – впечатления были незабываемые.

Саша Хомутов

Все было хорошо и замечательно равно до того момента, когда Даниил Хуторянский, с которым мы все это делали, сообщил, что уезжает в Москву на постоянное место жительства. И тут я понял, что грусть и что печаль, что в одного этим заниматься я абсолютно не вывезу. Позвал Сашу подключаться к этому процессу, а то он дома сидел по будням и ничего не делал. Вечером как-то накидали дизайн, сделали ребрендинг – появилась фотолаборатория Convoy.

Реально получалось так, что мы питались лавашами с плавленым сыром “Школьный”, а все деньги уходили на аренду лаборатории.

Оборудование и пленку, которые Даниил нам оставил, понятное дело, нужно было выкупать у него. Реально получалось так, что мы питались лавашами с плавленым сыром “Школьный”, а все деньги уходили на аренду лаборатории. Все шабашки уходили на то, что бы отбивать всю закупленную пленку, выкупать оборудование. Мы радовались покупке объектива за 4 тысячи как дети, ура, удалось хотя бы 4 тысячи закроить. Было все конечно классно-весело, но весной 2011 года мы поняли, что больше мы не можем есть лаваш с сыром. И, в итоге, написали пост, что наша деятельность будет более образовательной. Решили проводить лекции по пленочной фотографии. В городе реально была в этом нужда.

Егор Пигалев

Люди постоянно пишут: «Хочу купить себе фотоаппарат пленочный, а какой выбрать, а что за пленка черно-белая, а какие еще они бывают». Вопросов туча, вот мы и решили проводить мероприятия, нацеленные на то, чтобы на все эти вопросы ответить разом и в одном месте. Провели первую лекцию – пришло 3 человека. Провели вторую лекцию – пришло 3 человека. А вот на следующую – 34. Набитый полностью Фотокульт, вообще. Посадочных мест не осталось. Подумали – ну, неплохо. Через неделю нас позвали к журналистам в ПГУ прочитать лекцию на спецкурс фотодело. Туда мы, в традиционном корпоративном стиле, пришли с похмелья и прочитали им трехчасовой мозговынос из трех частей, активно жестикулируя руками и рисуя на доске всякую штуку. Саша показал фотографии, примеры того, что он снимал. На тот момент я больше занимался какой-то проявкой, печатью и сканом, а Саня все это снимал. У нас все было взаимодополняющим. Мне нечего было показывать, зато было что рассказывать. И наоборот. Так с тех пор и повелось.

А потом нам стало опять скучно, и в конце 2011 года позвали нас с Мишей Назукиным менеджерами по проектам в Институт искусства и культуры на факультет дополнительного инновационного образования Линк-Пермь. Мы решили возродить фото-четверги, которые когда-то проводили Денис Давыдов с Наташей Резник, потом уехавшие в Берлин, а затем ввели и фото-воскресения. Концепт был такой: это абсолютно бесплатные мероприятия, встречи с фотографами, просмотры фильмов, дискуссии, практики – все что угодно. На голом альтруизме дотянули до апреля, к нам ходили люди, все были довольны. Недовольны были наши работодатели, хотя они нам и зарплату не платили, и на площадке у них была движуха – но выхлопа мы им никакого не приносили. Дали установку набирать и проводить курс. Мы составили программу, объявили о наборе, провели даже организационное собрание и поняли, что курс нам вести совершенно не хочется.

Через неделю нас позвали к журналистам в ПГУ прочитать лекцию на спецкурс фотодело. Туда мы, в традиционном корпоративном стиле, пришли с похмелья и прочитали им трехчасовой мозговынос.

А до этого был небольшой предпосыл – в конце 2011 года, когда открылась пермская Арт-резиденция, стало известно, что там есть площадки под пермский музей фотографии, и занимается этим Владимир Береснев. Я ему назначил стрелку, так сказать, и рассказал, что у нас есть лаборатория и мы занимаемся пленкой. Дело не пошло, но контакты остались. И в апреле следующего года я позвонил Бересневу и говорю: «Владимир, есть предложение встретиться». Встретились мы составом: я, Назукин и Хомутов. В середине апреля собрались, и за полтора часа нам стало ясно — есть площадка, которую нужно забивать контентом. Таким образом, 15 апреля мы основали ФотоДело и стали проводить то же самое, но в более свободном размахе и масштабе. Нас за короткий промежуток времени стало 7 человек, включая Береснева, который стал неотъемлемой ячейкой нашей коммуны.

Так стало понятно, что какие-то образовательные программы от Convoy утратили смысл, потому что все это мы даем в ФотоДеле. Но Convoy, как бренд, не хотелось терять. Поэтому мы стали вести страницу Convoy как персональный блог, и все это очень хорошо пошло. Мы сделали очередной редизайн, что мы очень любим. Вообще, раз в год нам обязательно нужно поменять лого. И вместе со всем этим и брендбук. Мы сделали очередной крутой логотип, нам не хотелось просто так его просирать. В итоге, не долго думая и насмотревшись примеров всяких фотоагентств, в том числе российских, решили, что Convoy должен стать фотоагентством. Это было в мае этого года.

Мы сделали очередной редизайн, что мы очень любим. Вообще, раз в год нам обязательно нужно поменять лого. И вместе со всем этим и брендбук.

Потом были Белые ночи, фестивали эти, фотограффити, пятое-десятое – знакомств, конечно, бесконечность. Но дело с переорганизацией в агентство очень сильно затянулось. И тут недавно мы решили, что зря ушли от политики «сказал – сделал». Взяли литр вискаря, в 7 вечера начали, в 4 ночи все было готово. Сделали редизайн, собрали общее портфолио, купили домен, повесили на него cargo-платформу, в итоге через 9 часов у нас был готов сайт http://convoyimages.com/. К утру официально подтвердили доменное имя и сайт заработал полноценно. На данный момент мы планируем его использовать как площадку для демонстрации и продвижения персональных проектов, над которыми мы оба сейчас активно работаем.

У нас есть большой интерес к проведению образовательных программ для фотокорреспондентов. Артур Овчинников, организатор PechaKuchaNight, задал вопрос: чем отличается агентство Convoy от ФотоДела? Вроде бы и тут у нас что-то образовательное, и тут. Но ФотоДело — это все-таки клубный формат, куда каждый может прийти и сказать, что он думает. В итоге у нас есть пермский музей фотографии, который раз в 3 месяца проводит глобальные event’ы, связанные с фотографией – резиденские программы, выставки серьезных фотографов. А Convoy будет рассчитан, в первую очередь, на поддержку молодых фотокорреспондентов Перми, которыми мы и сами являемся. Такие коммуны тоже надо создавать. И, если опять этого никто не делает, то мы сделаем это сами. У нас в планах воркшоп с журналом «Рыба», есть ряд мастер-классов, которые мы проведем для творческого кластера ВШЭ.

Главный акцент агентства будет не таким, как привыкли в России. Просто у нас был такой прецедент пермский, когда собирали народ, давали им заказы на 500 рублей, а остальные 3500 с этого заказа забирали себе. Я не стану описывать эту структуру – это смешно и нелепо, но это очень по-русски и считается нормальным. Мы все-таки опираемся на опыт наших иностранных коллег, и агентство будет работать, в первую очередь, для продвижения персональных проектов. И образовательную сферу очень затронет. Всем, что знаем сами, будем делиться. Правда, пока не знаю, на какой основе – уже и Береснев над нами ржет, что мы 3 года все строим на сплошном альтруизме. Мы 3 года ебашили ровно в ноль, а если не в ноль, то в минус. Если мы соберем какой-то кластер людей, которым будет интересно делиться и обмениваться опытом, то мы можем же предоставлять площадку в этом агентстве не только для получения собственного профита, но и для получения профита кем-либо еще. Мы не говорим, что мы будем какими-то тьюторами, которые будут небольшой процент с этого грести, а это будет площадкой для мастер-классов приезжих и местных людей. Если провести мастер-класс по фотокоррепонденции со входом по 100 рублей, то никто не обеднеет. Все будут довольны. Естественно, речь не идет о каких-то заоблачных цифрах. Все максимально доступно и бюджетно.

Главный акцент агентства будет не таким, как привыкли в России. Просто у нас был такой прецедент пермский, когда собирали народ, давали им заказы на 500 рублей, а остальные 3500 с этого заказа забирали себе.

Стоит еще сказать, что стало с фотолабораторией Convoy, поскольку она реорганизована в агентство. На лаборатории точку никто не ставит. Теперь она будет работать совсем по-другому. На рынок проявки пленки вышел магазин SHX, которым мы этот рынок с удовольствием отдадим. А у нас будет отдельное помещение на Куйбышева, 9, в музее фотографии, под лабораторию Convoy. Это будет площадка, на которую человек может подать заявку, и, если нам покажется, что проект, который он хочет реализовать, реально хороший, то он получит туда безвозмездный вход. Площадка будет вновь оборудована всем оборудованием, в том числе, процессором E-6 и печатным оборудованием. Мы будем по-прежнему выполнять проявку, скан и, в дальнейшем, печать, как делаем это сейчас, но только для очень узкого круга людей, которые реально осознанно этим занимаются. То, чем мы занимаемся профессионально, мы будем делать для профессионалов.

Даже несмотря на мастер-класс по проявке и печати фотографии, который мы проходили в прошлом году у Александра Сергеевича Ширинкина для повышения квалификации, печать фотографии для нас осталась не полностью исчерпанным поприщем. Мы  постепенно наверстываем упущенное, потому что это самая долгосрочная и трудоёмкая часть работы с аналоговой фотографией, но это дает стопроцентный результат.

Когда мы начали печатать фотографии, стало ясно, что тут даже близко никакой фотошоп не валялся. Тогда мы поняли, что это такая большая и глубокая сфера — этому нужно посвящать годы, если не жизнь.

Еще в 2010 году нас посетила мысль, что можно снять цифровую фотографию, взять RAW файл и перевести его в чб. А можно снять на пленку, особенным образом ее проэкспонировать, правильно ее проявить и вручную отпечатать. Сначала думали, что это будет как в фотошопе, только руками. А мы как раз были за ручную работу. Когда мы начали печатать фотографии стало ясно, что тут даже близко никакой фотошоп не валялся. Тогда мы поняли, что это такая большая и глубокая сфера — этому нужно посвящать годы, если не жизнь. Профессия печатника существует отдельно. У нас был такой человек, который хотел этим заниматься, он, к сожалению, из этого города уехал. Но я думаю, что со временем найдется кто-нибудь — мы ему дадим все, что сами знаем, обеспечим полный доступ в лабораторию и, может быть, у нас появится крутой печатник в Перми.

А из ближайших проектов – мастер-класс для фотокорреспондентов и курирование проектов студентов ВШЭ. Еще есть давно нами запланированный трехдневных интенсив по пленочной фотографии, в течении которого мы учим каждого человека снимать, сканировать либо же печатать как мы это делаем. Из собственных проектов – недавно мы с Сашей презентовали по 2 серии фотографий, и получили достаточное количество фидбеков. Очень скоро на выставочных площадках ФотоДела появятся готовые наши проекты. Так что, как только заработает площадка на Куйбышева, 9, там сразу начнутся какие-то движухи.

Самое главное, что мы давно поняли — нельзя сидеть дома и гиковать. Поэтому мы всегда старались что-то делать. У нас с Сашей сформулирована такая концепция, что мы за любую движуху.

Следите за обновлениями.

Текст подготовил Святослав Иванов

Фото из личного архива Егора Пигалева

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: