«В России люди не понимают искусство»

Янв 23 • Жизнь в городе, Интервью • 2438 Просмотров • 1 комментарий

Дэнни Краучер, известный фотограф родом из Лондона, но живущий в Берлине, приезжает в Пермь не первый раз. Мы встречаемся в «Шеймусе» 30 декабря, поздно вечером. В пабе на удивление мало посетителей, поэтому нам удается поговорить спокойно. К нам Дэнни прилетел из Британии, где справлял рождество.

— Вы родом из Великобритании, почему решили переехать в Германию?

Не в Германию, а именно в Берлин. Берлин – столица Германии, но, относительно искусства, он сильно отличается от всей страны в целом. Германия – очень консервативная страна, а Берлин является признанной творческой столицей Европы. Для человека, занимающегося искусством, Берлин имеет ряд преимуществ: во-первых, жизнь там достаточно недорогая, что очень важно, во-вторых, там хорошее творческое сообщество, очень много художников разных жанров: фотографов, живописцев, скульпторов, и так далее. По этим причинам многие уезжают в Берлин и остаются там жить.

— Круто. Но сейчас вы в Перми, что вас сюда привело?

В Перми я уже в четвертый раз, я работал здесь два предыдущих лета. Первый раз принимал участие в небольшой выставке во время фестиваля «Живая Пермь», а прошлым летом снова вернулся, чтобы поучаствовать в выставке. Этим летом я вернусь с гораздо более крупным проектом, буду сотрудничать с музеем… не с музеем современного искусства…

— С галереей?

Да, с галереей. Она ведь в церкви находится?

— Да, это она.

Danny Croucher, «Battle hymn», (Снято в Перми летом 2012 года)

Так вот, когда Юлия (Юлия Тавризян, и.о. директора Пермской галереи — прим. ред.) была в Берлине, мы обсудили проект. Следующие несколько дней мы будем завершать обсуждение по некоторым деталям проекта, потом я приеду весной, чтобы отснять его, затем снова уеду в Берлин, чтобы поработать над фотографиями, а летом вернусь в Пермь, чтобы открыть экспозицию и поработать с пермскими фотографами, мы собираемся опубликовать книгу, и затем я подарю несколько своих работ в коллекцию галереи.

— Звучит заманчиво! Вы много путешествовали, что на ваш взгляд отличает Пермь? Культура, люди…

Мне нравится Пермь. Есть в этом городе что-то неосязаемое и осязаемое. Мне здесь комфортно, я люблю работать в Перми. Для города вроде вашего, индустриального, постсоветского, долгое время изолированного от мира, находящегося где-то в центре России, о котором никто не слышал, очень сложно создать репутацию, особенно в сфере искусства и культуры. Люди, которые живут здесь, имеют очень узкое представление о том, что такое искусство и как оно влияет на их жизни, и не только с точки зрения социологии или психологии, но и с экономической точки зрения. Они знают такие имена, как Пушкин, или какого-нибудь художника, который жил сто лет назад, но не понимают ценности современного искусства. У города может быть своя структура, искусство – это, в конце концов, индустрия, это деньги. Я говорю о рабочих местах, возможностях, включающих развитие туризма, международные связи, совместную работу с другими городами и компаниями. Знаете, это действительно помогает улучшить экономическую ситуацию в городе.

В Берлине есть что-то вроде базового образования, чтобы люди учились понимать и ценить искусство, особенно современное

Danny Croucher, Solo, 2008

— Это правда. Но есть определенная зависимость и от публики. Отличается ли пермский зритель от берлинского?

Да, определенно. Жители Перми не так много знают об искусстве. Например, в Берлине есть что-то вроде базового образования, не обязательно формального, чтобы люди учились понимать и ценить искусство, особенно современное. В Перми этого очень не хватает. Эта проблема связана также с проблемой того, как в России вкладываются деньги в искусство, и того, что правительство уделяет ему недостаточно внимания. Поэтому, к сожалению, люди не понимают искусство. То есть они могут сказать, что им что-то нравится или не нравится, но по-настоящему они не понимают искусство и силу его воздействия.

— Насколько я знаю, вы работали с нашим Театром оперы и балета. Откуда возникло такое сотрудничество?

Мне всегда интересна совместная работа с другими людьми. Балет, опера, театр – это все искусство. Для артистов, работающих в различных жанрах, очень важно иметь возможность работать вместе, это позволяет раздвигать рамки, в том числе, рамки понимания искусства людьми. Таким образом, сотрудничество художников разных жанров позволяет достигнуть симбиоза, который не только создает более тесные взаимоотношения, но и меняет что-то в умах людей.

Необходимо вложить деньги и усилия в образование людей и расширение их кругозора, чтобы они не застревали в конформизме давно отживших традиций

— Что касается совместной работы, мне кажется, что в Европе это проходит легче, чем в России, так ли это?

Да, верно. Это очень интересный вопрос. В России культура и искусство имеют долгую историю, но в Европе они ценятся больше, ведь искусство – это одна из форм медиа-коммуникации. У меня нет опыта работы с Москвой и Санкт-Петербургом, а там, конечно, ситуация другая, ведь это крупные международные города, но, что касается Перми, здесь необходимо вложить деньги, усилия и время в образование людей и расширение их кругозора, чтобы они не застревали в конформизме давно отживших традиций, иначе дальше двигаться будет невозможно.

— В Перми люди пытались и пытаются делать что-то подобное. Например, в музее современного искусства. Вы там были?

Да.

— И как?

Мне он понравился. Я давно знаю Марата Гельмана и Мишу (Михаила Суркова, заместителя директора музея PERMM – прим. ред.). Когда Марат приезжал в Берлин, мы с ним много говорили об искусстве, о Перми в частности. Я думаю, что у вас тут замечательный музей современного искусства! Я видел их программу, художников, которые там выставлялись. Это очень хороший первый шаг. Но теперь надо двигаться дальше. Я имею ввиду движение на международный уровень, чтобы сюда приезжали художники из других стран и работали вместе с местными. Есть еще одна проблема в Перми, которая меня очень волнует. Тут очень много талантов, но они пропадают впустую – их никто не ценит. Если не вложить деньги в решение этой проблемы, то эти талантливые люди уедут. Они уже уезжают, и в больших количествах.

— Говоря о местных талантах, довелось ли вам познакомиться с пермскими фотографами?

Да, прошлым летом у меня была небольшая лекция для пермских фотографов, а также я участвовал в так называемом портфолио-ревью. Со многими из них я встретился лично. Когда я вернусь в Пермь этим летом, у нас будет большое совместное мероприятие. Я особенно хочу отметить среди моих знакомых фотографов Майю… Не помню ее фамилию…

— Майю Герасимову?

Да, именно! У нее замечательные работы, она отличный художник! Плохо, что люди вроде нее, а я видел тут таких немало, работают только в узких рамках местного сообщества.

— Считаете ли вы, что пермские фотографы работают на том же уровне, что европейские?

Да, тут определенно есть люди, которые, вложив в свою работу больше времени и усилий, а также с поддержкой местных структур, смогут пойти очень далеко. Я считаю их работы очень хорошими.

— А сами вы снимали пермяков? Я видела немало портретов, которые вы делали.

Да, я все время их снимаю, когда приезжаю. Прошлым летом я снимал всех, чьи лица казались мне интересными, или чья история зацепила меня. Я получил очень хорошие отзывы на эти фотографии в Берлине и во Франции.

Выставка Danny Crouchera «Oculus», Берлин 2012 год. Фото предоставлено галереей TS Art Projects

 

— Есть ли что-то, чего вы еще не делали, но планируете сделать в следующем году?

Не думаю. Скорее, будет вполне естественное продолжение того, что я уже делал. В работе над моим следующим проектом я снова буду снимать портреты жителей Перми. Это будет скорее шаг назад. Но в этот раз я буду снимать и гостей города. Это будет что-то вроде попытки ответить на вопрос, развиваемся ли мы независимо от места, в котором живем, или оно является частью нашей сущности. Это будет большой проект, мы планируем сделать его очень содержательным, поучаствовать сможет каждый, кто захочет. Это будет практически запись части истории Перми.

 

Текст — Марина Аглиуллина

Фото — Майя Герасимова, работы Дэнни Краучера и снимки из его личного архива

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Один ответ на «В России люди не понимают искусство»

  1. АВТОР СТАТЬИ, С УМА СПЯТИЛ.
    Мы уже давно живём не в России, а в федерации . Россия исчезла, с карт МИРА в 1917 году.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: