Валерия Новодворская: «Я диссидент, а не президент»

Апр 1 • Жизнь в городе, Интервью • 1398 Просмотров • Комментариев нет

 

В Международном университете в Москве Валерия Новодворская встретилась со студентами журфака. Глава «Демократического союза» рассказала о России своей мечты и о том, почему эта мечта вряд ли осуществится.

Про политическое будущее России

Ну, я не сомневаюсь в том, что падет кровавый царский режим, а к власти придут наши друзья Удальцовы, и Зюганов тоже урвет свой кусок, повторится малый цикл октября. Все «болотники» большие оптимисты. Между тем, нам предстоит выбор между демократией и авторитаризмом, и, конечно, мы выберем демократию и утонем в популизме. Путин амбивалентен, это человек без свойств, некое зеркало, но при этом он все-таки чекист, и при «левом» варианте ему предстоит легкий переход на иную риторику – в этом случае он сам займет место Удальцова и приступит к раскулачиванию бизнесменов и созданию  народной собственности. Или конституцию отменит. Если бы у Путина оставалось хоть немного мозга, он оставил бы преемником Кудрина – тот хороший человек и тихий либерал, и пусть не может он публично признать, что мои взгляды ему импонируют.

Не стоит прославлять всех митингующих поголовно – очень многие страдали на разных бульварах. Это еще не за слуга, нужно посмотреть, за что и на каких бульварах. Все безнадежно, пока у нас настолько дохлый народ, напоминающий выжатый лимон – он способен на социальную месть только за шторками избирательных кабинок. И Путин будет править столько, сколько захочет – иначе народ будет бежать за ним и хватать его за пятки.

В контексте истории

У нас в стране царит цикличность и стабильность – друг друга сменяют звездный час автократии, смутное время и псевдоабсолютизм (не могу не вспомнить благословенные ельцинские годы). Мы, люди, психологически неоднородны, и все противоречия решаются лишь гражданской войной. Шанс России – узнать детально свою историю, подобно тому, как заглядывает в себя пациент на приеме у психиатра.

Тиранов, несмотря ни на что, народ любил. Сталин – это чистый психологический продукт, произраставший на деревьях и полях страны, которая хотела убедить себя в собственной правоте, в том, что это кладбище, которое она из себя представляет – колонный зал Дома Союзов. Удальцов, кстати говоря, до сих пор не разочаровался в Ленине.

У меня есть Россия мечты – та, что была во времена Киевской Руси и процветания Новгорода. Нам сегодня подойдет американский вариант, у них там многонациональность и демократия, несмотря на то, что Обама более уместен как лектор в университете, нежели как президент в Белом Доме.

О последних событиях

Думая о недавней ситуации с Гусевым и «политическими проститутками», могу сказать, что все главные редакторы стараются сохранить газету, вследствие чего они обтекаемы, конечно. Вот я называю «госдурой» Госдуму часто, и у меня свое правило выживания – если ты не настроен выживать, тебя не убивают.

Что касается религии, я христианка широкого профиля, а в РПЦ нет православия, она и сатанистов может принять. Но не стоит думать, что я поощряю поступок Pussy Riot – я никогда не делаю вульгарные вещи, и балаклава не пошла бы мне, и вообще зачем плясать? Стиль не тот совсем, хотя дух святой в этом здании не ночевал.

Я люблю классические формы – даже листовки во Дворце Съездов бросала до начала оперы «Октябрь», чтобы людям не помешать. Зрители всё съели из шикарного буфета, пришли и сели в зал, спрятали листовки. Лимоновцы, кстати, в Большом Театре зажгли файеры и бросали листовки без всякой необходимости. Вот и сравните теперь человека просвещенного и хулигана.

Березовского я знала, ничего писать не буду о нем, нельзя же написать разгромный некролог. И на поминки не пойду. Когда он купил «Огонек» — все приличные журналисты ушли в «Новое Время», а оставшимся платили деньги за то, чтобы те не писали о чеченской войне. Из «ЛогоВаза» не выкатилось ни одной машины, зато потом выкатили Путина. Он Мефистофель во плоти.

То, что сейчас происходит с Чечней – наша вина. Дудаев апеллировал к Западу и летал во Францию за экономистами, хотел создать маленькую европейскую страну без шариата. В конце концов Путин ее добил – народ сломан, и будут длиться покорные выборы, пока не вырастет новое поколение. Эта страна нам еще принесет сюрпризы, и мы горько раскаемся, что не дали ей свободы. Все, что остается, это обратиться к ООН, и сделать Чечню подмандатной территорией Англии или Америки. Рамзан после этого без российских войск убежит с третьей космической скоростью.

Об оппозиции

Вообще в 14 лет принимать ребенка в политическую организацию вроде комсомола неэтично. Я с юности выбирала борьбу, и для меня тюрьма и сухие голодовки – личная политическая гигиена. Спасется Россия или нет – неизвестно, а жизнь одна, можно совершить личное спасение.

Из оппозиционных писателей мне глубоко симпатичен Сорокин, абсолютно свободный и талантливый человек. Жаль, что Прохоров не оппозиционер – он бы и рад быть с оппозицией, но не может позволить себе такую роскошь, Миша вечно под приказом живет – я ему говорила, что проголосую с «Демократическим союзом» за его партию, только если он публично порвет портрет Путина.

Хотела ли я стать президентом? Нет, я диссидент, а не президент.

Текст – Александра Гусева

Фото с сайта rusnovosti.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: