«Ворошиловград» Сергея Жадана

Сен 25 • Книжная индустрия • 1471 Просмотров • Комментариев нет

Свершилось. Очередной роман культового украинского писателя Сергея Жадана был переведен и издан в России.

Град богоспасаемый, но, кажется, обреченный

Жадан — знаковое явление в современной литературе. Блестящая образность, умение подмечать малейшее и острая лирика его прозы и стихов на родине сделали его чем-то вроде классика при жизни, а в России подарили пару литературных премий, безусловное признание критиков и широкую известность, увы, в узких кругах.

«Ворошиловград» — поразительная книга, которую по прочтении аннотации не хочется открывать вообще, а после первых пяти страниц не можется закрыть — не отпускает.

«Истории рейдерства Украины посвящается», беспросветная провинция, братки, бензоколонка на окраине города N, стрелки, разборки, вокзалы, заброшенный аэропорт и непролазные кукурузные поля на километры вокруг. Думаешь, ну понятно. Начинаешь читать из чистого любопытства, что там вообще делается в сферах современной литературы братских народов.

Бесцветному главному герою тридцать с чем-то, дворовый футбол, войны и войнушки, мужчины доказывают друг другу, что они сильней и ничего не боятся, проблески воспоминаний из детства — брат, старшие товарищи, случайные взрослые женщины. Думаешь, книжка для мальчиков.

Соседка Катя и ее овчарка Пахмутова, пресвитер, глава местной общины, который умеет показывать фокусы и любит блюз (и тут всплывает книга «История и упадок джаза в Донецком бассейне», и ты думаешь, что-что, извините?), контрабандисты и фермеры, живущие колониями по своим законам и смертельно враждующие между собой, мертвые, которые восстают, чтоб еще раз сыграть в футбол и вытащить друга из беды, караван беженцев, идущий под покровительством миссии ООН из Монголии в Европу, небо в алмазах.

Грань, где дотошный жадановский реализм обрывается в сплошной сюр, почти неразличима. Быстро понимаешь, что удивлять поздно, все воспринимаешь как должное и всему сразу начинаешь верить. Пронзительная искренность Жадана располагает — в какой-то момент чувствуешь, что на таком надрыве не фальшивят.

Созданный Жаданом полуреальный мир полон песен и молитв. Ритуалы торжественны,  похороны и свадьбы почти неотличимы. Главный герой, все пытающийся стать частью этого густого, плотного, прочно функционирующего мира, так и остается сторонним наблюдателем. Люди, которые точно знают, что нужно делать — то ли восхищают, то ли пугают.

Текст: Татьяна Гришина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКОМЕНДОВАТЬ ДРУЗЬЯМ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

« »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: